Звонок по России бесплатный круглосуточно
Главная \ Новости

Наши новости

Помощь в восстановлении паспорта. 17.01.2022 11:41

IMG-0809d8f1d7136289afcd097ca2b46ef4-V IMG-4639f54a9a7a7731e58bf3e471cd5178-V

 

Сегодня мы поздравляем с получением паспорта  (взамен утерянного) подопечных центров социальной адаптации граждан МБОО «Твой Дом» города Нижний Тагил Ложкина Алексея Григорьевича и Аверина Романа Юрьевича город Екатеринбург.. Благотворительная организация «Твой Дом» в ходе прохождения курса социальной адаптации содействует своим подопечным в восстановлении документов, для дальнейшего трудоустройства и восстановления всех социальных прав.

*Поздравляем!

 




Священномученики Алекса́ндр Скальский, пресвитер, Стефа́н Пономарев, пресвитер и Фили́пп Григорьев, пресвитер 17.01.2022 09:37

p18dit0pghg1n1mq5l44d0o1e303

Священномученики Александр Скальский, Стефан Пономарев и Филипп Григорьев

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр ро­дил­ся в 1867 го­ду в Во­лын­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Фили­мо­на Скаль­ско­го. В 1886 го­ду он был на­зна­чен пса­лом­щи­ком в Кре­сто­воз­дви­жен­скую цер­ковь в го­ро­де Ка­ме­нец-По­доль­ске Во­лын­ской гу­бер­нии. В 1891 го­ду епи­ско­пом Тур­ке­стан­ским Нео­фи­том (Невод­чи­ко­вым) Алек­сандр Фили­мо­но­вич был при­нят в Тур­ке­стан­скую епар­хию и на­зна­чен пса­лом­щи­ком в храм в ста­ни­це Зай­цев­ская[1] и за­ко­но­учи­те­лем цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы. 8 ав­гу­ста 1893 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на и впо­след­ствии слу­жил в Алек­сан­дро-Нев­ском хра­ме в го­ро­де Мар­ге­лане.
21 фев­ра­ля 1899 го­да диа­кон Алек­сандр был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и в 1900 го­ду на­зна­чен на­сто­я­те­лем Алек­сан­дро-Ма­ри­ин­ской церк­ви при дет­ском при­юте в го­ро­де Вер­ном. Бу­дучи на­сто­я­те­лем при­ют­ской церк­ви, отец Алек­сандр вме­сте с детьми на­про­тив при­ю­та на­са­дил парк. По­сле за­кры­тия при­ю­та при без­бож­ной вла­сти парк был ча­стич­но вы­руб­лен.
В 1907 го­ду отец Алек­сандр был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Ни­ко­ла­ев­ской, что на Ку­чу­гу­рах, церк­ви в го­ро­де Вер­ном, где он про­слу­жил до аре­ста. Отец Алек­сандр был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея и за свою рев­ност­ную пас­тыр­скую де­я­тель­ность на­граж­ден мно­ги­ми на­гра­да­ми. Ко­гда-то отец Алек­сандр был же­нат, но же­на оста­ви­ла его, а де­тей у них не бы­ло, и свя­щен­ник жил один в од­ной из ком­нат в до­ме при Ни­ко­ла­ев­ской церк­ви, все сво­бод­ное от служ­бы вре­мя по­свя­щая боль­ным и обез­до­лен­ным. Бо­го­слу­же­ние он со­вер­шал тор­же­ствен­но и празд­нич­но, и его го­лос был слы­шен в са­мом даль­нем угол­ке хра­ма. «Это же у Пре­сто­ла Гос­под­ня! — го­во­рил он. — Это же Бо­гу слу­жить! Бо­гу! Бо­гу! На­до, чтобы лю­ди ра­до­ва­лись, чтобы все бы­ли ве­се­лы! На­до так слу­жить, чтобы и сам воз­дух зве­нел». Вме­сте с от­цом Алек­сан­дром в хра­ме слу­жил про­то­и­е­рей Сте­фан, по­стра­дав­ший впо­след­ствии вме­сте со сво­им на­сто­я­те­лем.

Свя­щен­но­му­че­ник Сте­фан (Сте­пан Кон­стан­ти­но­вич По­но­ма­рев) ро­дил­ся 14 де­каб­ря 1880 го­да в го­ро­де Вер­ном. В 1895 го­ду Сте­пан окон­чил цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу, в 1904-м — на­зна­чен пса­лом­щи­ком в храм в се­ле Ми­хай­лов­ском[2] Вер­нен­ско­го уез­да и учи­те­лем пе­ния в цер­ков­но­при­ход­ской шко­ле. Же­нил­ся на де­ви­це Прас­ко­вье. Ко­гда они по­вен­ча­лись, он ей ска­зал:
— До­ро­гая Прас­ко­вья Кузь­ми­нич­на! Хо­чешь ли ты в рай по­пасть и с Гос­по­дом быть?
— Хо­чу.
— Так вот, я те­бе — брат, а ты мне — сест­ра.
И с это­го вре­ме­ни ста­ли они жить по-мо­на­ше­ски. В 1909 го­ду Сте­пан Кон­стан­ти­но­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на, а за­тем во свя­щен­ни­ка. С 1914 го­да по 1917-й он был свя­щен­ни­ком в поле­вом во­ен­ном гос­пи­та­ле на фрон­те. Во вре­мя бо­е­вых дей­ствий ему при­шлось мно­го вре­ме­ни про­ве­сти в око­пах; здесь он тя­же­ло за­бо­лел и ед­ва вы­жил. С это­го вре­ме­ни он стал силь­но стра­дать от го­лов­ной бо­ли, осо­бен­но труд­но бы­ло зи­мой, ко­гда сто­я­ли мо­ро­зы и ине­ем по­кры­ва­лась ме­тал­ли­че­ская бо­го­слу­жеб­ная утварь. «У ме­ня та­кие бо­ли, — го­во­рил он, — что я вы­нуж­ден шар­фом за­кры­вать го­ло­ву. Ко­гда за­кры­та го­ло­ва, у ме­ня боль немно­го ути­ха­ет».
Впо­след­ствии отец Сте­фан был на­прав­лен слу­жить в Ни­ко­ла­ев­ский храм в го­ро­де Вер­ном и воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. Он слу­жил еже­днев­но и жил как стро­гий мо­нах, ду­ша его все­гда бы­ла по­гру­же­на в мо­лит­ву. «Бо­же упа­си, — го­во­рил он, — служ­бу про­пу­стить». Служ­бы его бы­ли ти­хи­ми, нето­роп­ли­вы­ми, про­ник­но­вен­ны­ми и бла­го­го­вей­ны­ми.
Ви­дя, что от­цу Алек­сан­дру тя­же­ло жить од­но­му, отец Сте­фан стал уго­ва­ри­вать его пе­рей­ти к ним.
— Че­го ты бу­дешь жить один? Пе­ре­хо­ди к нам.
— А как ма­туш­ка Прас­ко­вья Кузь­ми­нич­на?
— Да ма­туш­ка толь­ко ра­да бу­дет.
— Да, я толь­ко ра­да бу­ду, отец Алек­сандр, — под­твер­ди­ла ма­туш­ка.
Они ста­ли жить в од­ном до­ме. Отец Сте­фан в неболь­шой ком­на­те, ря­дом в та­кой же ком­на­те отец Алек­сандр. У от­ца Сте­фа­на стол, та­бу­рет и кро­вать, за­прав­лен­ная сол­дат­ским сук­ном, и у от­ца Алек­сандра в ком­на­те то же. У от­ца Алек­сандра в уг­лу ком­на­ты ви­се­ли ико­ны, а на сте­нах фо­то­гра­фии ар­хи­ере­ев, у от­ца Сте­фа­на — толь­ко ико­ны. Прас­ко­вья Кузь­ми­нич­на жи­ла в ниж­ней ча­сти до­ма и как мог­ла сво­и­ми за­бо­та­ми об­лег­ча­ла пас­ты­рям тя­же­лый в со­вет­ское вре­мя по­все­днев­ный быт.
В 1923 го­ду на ар­хи­ерей­скую ка­фед­ру в Се­ми­ре­чье был на­зна­чен епи­скоп Ни­ко­лай (Фе­до­тов), ко­то­рый в том же го­ду пе­ре­шел в об­нов­лен­че­ский рас­кол. 3 ав­гу­ста 1923 го­да в Воз­не­сен­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре го­ро­да Ал­ма-Аты об­нов­лен­ца­ми был из­бран епи­ско­пом Се­ми­ре­чен­ским вдо­вый про­то­и­е­рей таш­кент­ско­го со­бо­ра Алек­сей Мар­ков. Ак­тив­ная де­я­тель­ность Алек­сея Мар­ко­ва при­ве­ла к то­му, что Се­ми­ре­чье по­чти це­ли­ком ста­ло об­нов­лен­че­ским. На сто­ро­ну об­нов­лен­цев пе­ре­шел весь клир ка­фед­раль­но­го Воз­не­сен­ско­го со­бо­ра. Вли­я­ние об­нов­лен­цев в го­ро­де бы­ло столь ве­ли­ко, что в 1927 го­ду про­то­и­е­рей Алек­сандр Скаль­ский стал скло­нять­ся к ре­ше­нию пе­рей­ти к об­нов­лен­цам и стал вслух го­во­рить, что ис­пы­ты­ва­ет силь­ное том­ле­ние ду­ха, не зная, ку­да при­стать. Отец Сте­фан в про­ти­во­по­лож­ность ему дер­жал­ся твер­до и од­на­жды, по вос­по­ми­на­ни­ям при­хо­жан, «ска­зал от­цу Алек­сан­дру: «Я в об­нов­лен­че­ство не пой­ду. Я бу­ду слу­жить по-ста­ро­му в Пан­те­ле­и­мо­нов­ском при­де­ле. Но и те­бя ни­ку­да не пу­щу. Вы­би­рай се­бе лю­бой при­дел и слу­жи в нем как зна­ешь. Ты на­сто­я­тель, это твой храм, и ты дол­жен быть здесь».
Скор­бе­ли об от­це Алек­сан­дре пра­во­слав­ные ал­ма­а­тин­цы, мо­ли­лись… и пла­ка­ли: «Отец Алек­сандр, опом­ни­тесь, что вы де­ла­е­те!»
Так он то­мил­ся, то­мил­ся, по­ка не про­изо­шло сле­ду­ю­щее. Со­бра­лись в церк­ви жен­щи­ны и вы­дви­ну­ли от се­бя са­мую бой­кую, по фа­ми­лии Лу­ча­ги­на, — вы­со­кую, креп­кую ста­ру­ху, ко­то­рая хо­ди­ла, опи­ра­ясь на пал­ку с на­бал­даш­ни­ком. И вот ве­чер­ню на­до слу­жить, отец Сте­фан уже в ал­та­ре, отец Алек­сандр за­шел в цер­ковь, пе­ре­кре­стил­ся, тут под­хо­дит к нему Лу­ча­ги­на и го­во­рит: «Ты что же, хо­чешь бро­сить свое ста­до и ку­да-то ид­ти? Ты же наш отец! Мы все пла­чем о те­бе, все пла­чем! А ме­ня ко­ман­ди­ро­ва­ли ска­зать те­бе, что еже­ли ты нас бро­сишь и пой­дешь в об­нов­ле­ние, то я возь­му эту пал­ку да как нач­ну те­бя здесь во­зить, как свое род­ное ди­тя, и не по­смот­рю, что ты свя­щен­ник!» — за­мах­ну­лась она пал­кой и за­пла­ка­ла. Отец Алек­сандр от неожи­дан­но­сти оста­но­вил­ся... а по­том за­пла­кал и ушел в ал­тарь. И от­цу Сте­фа­ну ска­зал: «Через эту ста­руш­ку про­све­тил Гос­подь и ду­шу мою, и ра­зум. Как осе­ни­ло ме­ня — все скор­бят обо мне, а я что де­лаю? Ку­да я ле­зу, как по­мра­чен­ный?» Отец Сте­фан ска­зал ему на это: «Хоть ты на де­ле не при­нял об­нов­лен­че­ство, но в мыс­лях при­нял, а раз ты это по­нял, то от служ­бы я те­бя от­стра­няю, по­ка не при­не­сешь по­ка­я­ние»».
В бли­жай­ший празд­нич­ный день отец Алек­сандр пе­ред ли­тур­ги­ей при­нес по­ка­я­ние пе­ред ду­хо­вен­ством и паст­вой и стал слу­жить вме­сте с от­цом Сте­фа­ном.
К 1929 го­ду зда­ние Воз­не­сен­ско­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра бы­ло от­да­но под ис­то­ри­че­ский му­зей, а быв­шие в со­бо­ре об­нов­лен­цы пе­ре­шли в Тро­иц­кую цер­ковь. В это вре­мя по­чти все церк­ви в Ал­ма-Ате бы­ли за­хва­че­ны об­нов­лен­ца­ми и од­на гри­го­ри­ан­ца­ми. Ни­ко­ла­ев­ская цер­ковь оста­ва­лась един­ствен­ной пра­во­слав­ной цер­ко­вью, и слу­жив­ший ра­нее в Тро­иц­кой церк­ви про­то­и­е­рей Филипп Гри­горь­ев, не по­же­лав­ший остать­ся с об­нов­лен­ца­ми, пе­ре­шел слу­жить в Ни­ко­ла­ев­ский храм.

Свя­щен­но­му­че­ник Филипп (Филипп Ми­хай­ло­вич Гри­горь­ев) ро­дил­ся 6 но­яб­ря 1870 го­да. Окон­чив Ом­скую учи­тель­скую се­ми­на­рию, он слу­жил пса­лом­щи­ком в хра­мах Ом­ской епар­хии. 22 июня 1898 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на, а 24 ок­тяб­ря 1902 го­да — во свя­щен­ни­ка. В 1906 го­ду отец Филипп стал слу­жить в хра­ме се­ла Ко­пьев­ское Тар­ско­го уез­да Ом­ской гу­бер­нии, с 1911 го­да — в хра­ме се­ла Но­во-Рож­де­ствен­ское Ом­ско­го уез­да, с 1913-го — в хра­ме по­сел­ка Бо­же­да­ров­ский то­го же уез­да; по­сле 1917 го­да отец Филипп слу­жил в хра­ме се­ла Алек­сан­дров­ка Се­ми­ре­чен­ской об­ла­сти, а по­сле его за­кры­тия — в Тро­иц­ком хра­ме в Ал­ма-Ате и за­тем — в Ни­ко­ла­ев­ской церк­ви.
10 де­каб­ря 1932 го­да ОГПУ аре­сто­ва­ло про­то­и­е­ре­ев Алек­сандра, Сте­фа­на и Филип­па. В тюрь­ме они за­бо­ле­ли сып­ным ти­фом. Ко­гда по­ло­же­ние свя­щен­ни­ков ста­ло без­на­деж­ным, их пе­ре­вез­ли в спе­ци­аль­но устро­ен­ный ти­фоз­ный ба­рак, но про­бы­ли они здесь недол­го. 17 ян­ва­ря 1933 го­да скон­чал­ся про­то­и­е­рей Филипп Гри­горь­ев, 18-го — про­то­и­е­рей Сте­фан По­но­ма­рев, 20-го — про­то­и­е­рей Алек­сандр Скаль­ский. Все три свя­щен­ни­ка бы­ли по­гре­бе­ны на клад­би­ще, на ко­то­ром хо­ро­ни­ли в то вре­мя со­слан­ных в Ал­ма-Ату кре­стьян.




ИТОГИ НЕДЕЛИ! 16.01.2022 19:55

IMG-ce92f366ff37308edc9097b7347f9b79-V

ИТОГИ НЕДЕЛИ!

Напомним о приятном, что на этой недели мы поздравили С Днём Рождения  сотрудников благотворительной организации МБОО «Твой Дом:

IMG-11dd0c9a4e6bb616f82c1d14ce79f0c2-V IMG-f386e7fff4bf54133edb623874e38c38-V IMG-c2b2f8291bb46bffaa9ab7098bf58325-V

Люблинского Андрея Витальевича город Воронеж, Журавлева Романа Ивановича город Санкт-Петербург и Урусову Ирину Анатольевну город Москва.

В Санкт - Петербурге сегодня прошла, еженедельная акция «Накорми голодного», которая  приходит  по адресу: ул. Миргородская 3 ориентир старая Боткинской больница м. Площадь Восстания в 14:00 каждое воскресенье.

IMG-90b4ab7229a73d53c39f73b7fd1f75b2-V

 На этой неделе в Санкт-Петербурге прошел очередной товарищеский матч по футболу между центрами МБОО «Твой Дом».

IMG-882405647b7de144b86548114e567f45-V

Мы напоминаем, что 

благотворительная Организация «Твой Дом» Оказывает помощь социально неблагополучным слоям населения: 

В рамках благотворительной программы социальной адаптации граждан мы предоставляем:

ночлег, трехразовое питание;

доврачебную, санитарную, психологическую помощь;

купание, подстрижку, санобработку вещей;

помощь в восстановлении документов;

консультации по вопросам бытового устройства;

содействие в трудоустройстве.

IMG-38f5ae10ff4f75405f9332c37e5bcd75-V IMG-afce94053357cf9c88e19f86a4337234-V IMG-db28ff5468bb3aafbe86ad80a7a4a03f-V

 

Основной задачей благотворительной организации «Твой Дом» является Воцерковление и приобщение наших подопечных к духовным ценностям. В воскресный день мы посещаем Храмы, ходим на утренние службы, беседуем со своими Отцами Настоятелями, получая духовную поддержку. 

 IMG-f69e62351aabb3c8b008fe83ac678b24-V IMG-f46c27f1e35cdd48b8c593c8d189c69c-V IMG-d96d8e74f95c0d8a953d3195deeddbbe-V  

Воскресные службы в храмах Русской православной церкви стараются посещать все центры социальной адаптации граждан МБОО «Твой Дом» во многих регионах России от Сибири до Крыма, Севера и Кавказа!!! 

   IMG-d37988ae931098470a38e37bd726908a-V IMG-403e86469bab4d90b532012295bd6d12-V IMG-68625550046fef41545ee66097bac7cc-V ​​​​​​​

По всем вопросам обращаться на телефон ️ горячей линии МБОО «Твой Дом» 88005508738 звонок бесплатный!!!




С Днем Рождения Ирина Анатольевна! 16.01.2022 13:01

IMG-c2b2f8291bb46bffaa9ab7098bf58325-V

Сегодня мы поздравляем С Днём Рождения специалиста по связям с общественностью центра социальной адаптации граждан благотворительной организации «Твой Дом» города Москва Урусову Ирину Анатольевну!!

Хотим тебя поздравить с днем рождения

И очень много счастья пожелать!

Пускай отличным станет настроение,

Пусть будет все, о чем можно мечтать!

От радости глаза пускай искрятся,

Желаем света, солнца и добра,

Как можно чаще ярко улыбаться,

Чтоб стала жизнь прекрасней, чем вчера!

С уважением команда МБОО «Твой Дом».




Преподобная Женевье́ва (Генове́фа) Парижская 16.01.2022 09:13

p1bbb8u68a5pl6b31cvqr4s1vk63

Ро­ди­ной свя­той Ге­но­ве­фы[*] ((фр. Geneviève), или Генове́фа (лат. Genovefa)) яв­ля­ет­ся Гал­лия, или те­пе­реш­няя Фран­ция. За­во­е­ван­ная в 52-м го­ду до Рож­де­ства Хри­сто­ва Юли­ем Це­за­рем, она ста­ла од­ной из рим­ских про­вин­ций, а ко­рен­ное на­се­ле­ние ее – кель­ты и гал­лы – сме­ша­лось с рим­ля­на­ми, ко­то­рые при­нес­ли с со­бой свою куль­ту­ру, обы­чаи и ве­ро­ва­ния. Го­ро­да Гал­лии бы­ли окру­же­ны, как и все рим­ские го­ро­да, ка­мен­ны­ми кре­пост­ны­ми сте­на­ми с баш­ня­ми, в них бы­ли те­ат­ры, аре­ны и язы­че­ские хра­мы. Та­ков был и го­род Лю­те­ция, те­пе­реш­ний Па­риж, невда­ле­ке от ко­то­ро­го ро­ди­лась Ге­но­ве­фа и в ко­то­ром про­жи­ла она бо­лее се­ми­де­ся­ти лет.

Хри­сти­ан­ская про­по­ведь бы­ла при­не­се­на на тер­ри­то­рию ны­неш­ней Фран­ции уже в I ве­ке. В 96 го­ду по Рож­де­стве Хри­сто­вом в Гал­лию при­шел хри­сти­ан­ский епи­скоп с груп­пой мис­си­о­не­ров. Это был Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит, уче­ник апо­сто­ла Пав­ла и ав­тор мно­гих бо­го­слов­ских со­чи­не­ний. По­ста­вив из чис­ла сво­их спут­ни­ков епи­ско­пов в се­ми го­ро­дах (Рейм­се, Пу­а­тье и дру­гих), он оста­но­вил­ся в Лю­те­ции – те­пе­реш­нем Па­ри­же – вме­сте с пре­сви­те­ром Ру­сти­ком и ар­хи­ди­а­ко­ном Елев­фе­ри­ем. Здесь они и по­ло­жи­ли ос­но­ва­ние Пра­во­слав­ной Галль­ской Церк­ви. Св. Ди­о­ни­сий и его спут­ни­ки по­се­ли­лись за го­ро­дом. В под­зе­ме­лье, где жил пер­вый епи­скоп Па­риж­ский, со­вер­ша­лось бо­го­слу­же­ние. Но, как и всю­ду в те страш­ные вре­ме­на, свя­той Ди­о­ни­сий и его спут­ни­ки бы­ли об­ви­не­ны в про­па­ган­де про­тив рим­ских вла­стей, за­клю­че­ны в тем­ни­цу и обез­глав­ле­ны да­ле­ко за го­ро­дом, на ле­си­стом хол­ме, увен­чан­ном ка­пи­щем Мер­ку­рия – те­пе­реш­нем Мон­март­ре [прим.: холм му­че­ни­ков], на ко­то­ром вы­сит­ся те­перь храм Са­крэ-Кёр и к ко­то­ро­му ве­дет ули­ца де Мар­тир [прим.: ули­ца му­че­ни­ков], на­зван­ная так в честь слав­ных му­че­ни­ков Па­ри­жа – пер­во­го его епи­ско­па со спут­ни­ка­ми.

Го­не­ния на хри­сти­ан в Гал­лии, как и всю­ду, про­дол­жа­лись до 312 го­да; но ис­тре­бить хри­сти­ан­ство язы­че­ско­му Ри­му не уда­лось. Зна­ме­ни­тый Фив­ский ле­ги­он был уни­что­жен за от­каз из­би­вать хри­сти­ан, жив­ших в устье ре­ки Мар­ны. Несмот­ря на го­не­ния, Пра­во­слав­ная Галль­ская Цер­ковь про­дол­жа­ла рас­ти чис­лен­но и ду­хов­но и да­ла мно­го му­че­ни­ков и свя­тых, как все­лен­ско­го, так и по­мест­но­го зна­че­ния. Сре­ди них: свя­той Ири­ней Ли­он­ский, ос­но­во­по­лож­ник бо­го­сло­вия во­сточ­ной тра­ди­ции, сщ­мч. Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит, свя­тые му­че­ни­ки Ру­стик и Елев­фе­рий, про­слав­лен­ный бо­рец про­тив ари­ан­ства свя­той Ила­рий и апо­стол Гал­лии свя­ти­тель Мар­тин Тур­ский, свя­той Мар­келл и мно­же­ство дру­гих. К свя­тым, про­си­яв­шим в Пра­во­слав­ной Галль­ской Церк­ви, от­но­сит­ся и по­кро­ви­тель­ни­ца Па­ри­жа пре­по­доб­ная Ге­но­ве­фа (во фран­цуз­ском про­из­но­ше­нии – Же­не­вье­ва).

Свя­тая Ге­но­ве­фа ро­ди­лась в 423 го­ду [прим.: по дру­гим дан­ным в 420 го­ду], в кон­це цар­ство­ва­ния им­пе­ра­то­ра Го­но­рия. Неза­дол­го до ее рож­де­ния им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий II раз­де­лил Рим­скую им­пе­рию меж­ду дву­мя сы­но­вья­ми – Ар­ка­дию от­дал во­сток, а Го­но­рию – за­пад. Мо­ло­дость свя­той Ге­но­ве­фы про­те­ка­ла при Ва­лен­ти­ни­ане III. При ней на рим­ском пре­сто­ле сме­ни­лось 9 по­след­них им­пе­ра­то­ров, и она бы­ла сви­де­тель­ни­цей то­го, как к вла­сти при­шел за­хва­тив­ший всю Гал­лию вождь фран­ков Хло­двиг, ос­но­ва­тель ди­на­стии ме­ро­вин­гов, став­ший впо­след­ствии фран­цуз­ским ко­ро­лем и при­няв­ший хри­сти­ан­ство. Кре­ще­ние Хло­дви­га име­ло для су­деб хри­сти­ан­ской Фран­ции та­кое же зна­че­ние, как и кре­ще­ние им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го для Рим­ской им­пе­рии и кре­ще­ние свя­то­го кня­зя Вла­ди­ми­ра для Ру­си. Это со­бы­тие от­кры­ва­ет на за­па­де но­вую эру.

Свя­тая Ге­но­ве­фа бы­ла уро­жен­ка на­хо­див­ше­го­ся в се­ми ми­лях от Лю­те­ции по ре­ке Сене го­род­ка Нан­тер­ра, жи­те­ли ко­то­ро­го за­ни­ма­лись ры­бо­лов­ством и зем­ле­де­ли­ем. Ро­ди­те­ли Ге­но­ве­фы – Се­вэр и Ге­рон­ция – бы­ли хри­сти­ане и вла­де­ли в Нан­тер­ре неболь­шим зе­мель­ным участ­ком, на ко­то­ром по то­гдаш­не­му обы­чаю их дочь пас­ла овец. Древ­няя ле­то­пись XI ве­ка гла­сит: «Не бы­ла она ни от гра­фов, ни от ко­ро­лей, но бы­ла она до­че­рью го­ро­жа­ни­на, эта де­ви­ца». Ко­гда ей бы­ло две­на­дцать лет, епи­скоп го­ро­да Ок­се­ра свя­той Гер­ман и епи­скоп го­ро­да Труа свя­той Лупп оста­но­ви­лись в ее род­ном го­род­ке. В тол­пе, встре­тив­шей свя­тых епи­ско­пов на при­ста­ни, бы­ла и Ге­но­ве­фа с ро­ди­те­ля­ми. Все спе­ши­ли при­вет­ство­вать свя­тых пас­ты­рей и по­лу­чить от них бла­го­сло­ве­ние. И тут свя­той Гер­ман об­ра­тил вни­ма­ние на Ге­но­ве­фу, по­до­звал ее, по­це­ло­вал в лоб и пред­ска­зал ро­ди­те­лям слав­ное бу­ду­щее их до­че­ри. Ге­но­ве­фа от­ве­ти­ла на это, что она не же­ла­ет луч­ше­го бу­ду­ще­го, как по­свя­тить се­бя Хри­сту и со­хра­нить дев­ство. За­тем епи­ско­пы вме­сте с на­ро­дом про­шли в храм, так как на­ста­ло вре­мя 9-го ча­са и ве­чер­ни. Во вре­мя служ­бы свя­той Гер­ман не сни­мал сво­ей ру­ки с го­ло­вы ма­лень­кой Ге­но­ве­фы, а по­сле служ­бы по­про­сил ее от­ца при­ве­сти ее к нему на сле­ду­ю­щий день. За­тем свя­тые пас­ты­ри по­тра­пе­зо­ва­ли и от­пу­сти­ли клир и при­хо­жан. Ко­гда Се­вэр на сле­ду­ю­щее утро при­вел Ге­но­ве­фу в храм, свя­той Гер­ман спро­сил ее, пом­нит ли она о том, что го­во­ри­ла ему на­ка­нуне. Де­воч­ка от­ве­ча­ла: «Я пом­ню, от­че свя­тый, что обе­ща­ла те­бе и Гос­по­ду с по­мо­щью бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти про­жить жизнь свою в чи­сто­те пло­ти и ду­ха». – «Дер­зай, ча­до мое, ес­ли ты му­же­ствен­но бу­дешь со­зи­дать жизнь свою по ве­ре тво­ей, Сам Гос­подь бу­дет тво­ей кре­по­стью и си­лой». Так бе­се­дуя с де­воч­кой, свя­той Гер­ман за­ме­тил на зем­ле у сво­их ног мед­ную рим­скую мо­не­ту с мо­но­грам­мой Хри­ста. «Вот возь­ми этот дар от небес­но­го Же­ни­ха, – ска­зал он ей, – но­си его все­гда в па­мять обо мне и пусть ни­ка­кие дру­гие дра­го­цен­но­сти ни­ко­гда не укра­ша­ют ни шеи тво­ей, ни паль­цев, так как ес­ли ду­ша твоя со­блаз­нит­ся пре­хо­дя­щи­ми со­кро­ви­ща­ми ми­ра се­го, то уже недо­ся­га­е­мо станет для нее си­я­ние веч­ных и небес­ных со­кро­вищ». За­тем, бла­го­сло­вив Ге­но­ве­фу, оба пас­ты­ря про­дол­жа­ли свой путь в Ве­ли­кую Бри­та­нию для борь­бы с ере­сью Пе­ла­гия.

Про­во­див свя­тых епи­ско­пов, Ге­но­ве­фа с еще боль­шим усер­ди­ем по­се­ща­ла цер­ков­ные служ­бы. Вско­ре по это­му по­во­ду у нее про­изо­шло столк­но­ве­ние с ма­те­рью, ко­то­рая тре­бо­ва­ла, чтобы де­воч­ка боль­ше оста­ва­лась до­ма и по­мо­га­ла ей по хо­зяй­ству. Од­на­жды, со­би­ра­ясь в храм, Ге­рон­ция за­пре­ти­ла до­че­ри сле­до­вать за ней. Но Ге­но­ве­фа, за­ли­ва­ясь сле­за­ми, шла за ма­те­рью и го­во­ри­ла, что долж­на ис­пол­нить свое обе­ща­ние по­се­щать храм, чтобы удо­сто­ить­ся стать неве­стой Хри­сто­вой. Сло­ва эти так раз­гне­ва­ли мать, что она уда­ри­ла дочь по ще­ке и в то же мгно­ве­ние ослеп­ла. Два­дцать один ме­сяц Ге­рон­ция бы­ла ли­ше­на зре­ния. На­ко­нец это несча­стие за­ста­ви­ло ее оду­мать­ся. Вспом­нив то, что го­во­рил о Ге­но­ве­фе свя­той Гер­ман, Ге­рон­ция по­ня­ла, что про­ти­вит­ся во­ле Бо­жи­ей, и ре­ши­ла по­про­сить у до­че­ри про­ще­ния. Она по­про­си­ла Ге­но­ве­фу при­не­сти ей во­ды. Де­воч­ка, глу­бо­ко стра­дая за мать, за­черп­ну­ла во­ды и, при­сев на край ко­лод­ца, го­ря­чее чем ко­гда-ли­бо мо­ли­лась за нее. Кап­ли слез па­да­ли из ее глаз в во­ду. Вер­нув­шись до­мой, она, по прось­бе ма­те­ри, осе­ни­ла во­ду крест­ным зна­ме­ни­ем, как это бы­ло то­гда в обы­чае, и да­ла ей умыть­ся. Ге­рон­ция, воз­дев ру­ки к небу, про­си­ла Бо­га про­стить ее, за­тем омы­ла гла­за и ста­ла немно­го ви­деть. По­вто­рив омо­ве­ние три ра­за, она со­вер­шен­но про­зре­ла. Это бы­ло пер­вое чу­до, свер­шив­ше­е­ся по мо­лит­вам свя­той Ге­но­ве­фы. С это­го вре­ме­ни мать уже не пре­пят­ство­ва­ла ей по­свя­тить се­бя од­но­му Гос­по­ду.

В те вре­ме­на хри­сти­ан­ки, же­лав­шие вой­ти в ря­ды «дев­ствен­ниц», долж­ны бы­ли прой­ти два ис­ку­са, или по­слу­ша­ния. Сна­ча­ла они про­сто да­ва­ли обе­ща­ние по­свя­тить се­бя Бо­гу. За­тем на­сту­пал бо­лее или ме­нее дли­тель­ный срок, в те­че­ние ко­то­ро­го де­ви­цы упраж­ня­лись в по­дви­гах ве­ры и доб­рых дел, ис­пы­ты­ва­ли се­бя, да­вая воз­мож­ность пас­ты­рям и пастве су­дить о твер­до­сти их на­ме­ре­ния. По­сле это­го ис­ку­са по­слуш­ни­ца при­но­си­ла обет без­бра­чия, и епи­скоп, со­вер­шав­ший чин по­свя­ще­ния, да­вал ей неболь­шую крас­ную или фио­ле­то­вую го­лов­ную по­вяз­ку (мит­ру или флам­ме­ум), ко­то­рая яв­ля­лась при­зна­ком по­свя­щен­ных Бо­гу дев и с это­го вре­ме­ни долж­на бы­ла все­гда по­кры­вать го­ло­ву по­свя­щен­ной. Та­кой же путь про­шла и свя­тая Ге­но­ве­фа. Как толь­ко ей ис­пол­ни­лось 14 лет, ее со­чли до­стой­ной по­свя­ще­ния, так как она про­сла­ви­лась свя­то­стью сво­ей жиз­ни. Три де­вы при­шли од­новре­мен­но к свя­то­му епи­ско­пу Мар­кел­лу. Свя­тая Ге­но­ве­фа, как са­мая млад­шая, шла по­след­ней. Но свя­той Мар­келл ска­зал: «Пусть та, ко­то­рая сто­ит сза­ди, по­дой­дет пер­вой, так как Гос­по­ду бы­ло угод­но, чтобы де­ло ее со­вер­шен­ства бы­ло столь ис­кус­но по­дви­ну­то и при­нес­ло столь ран­ние пло­ды, – она уже по­лу­чи­ла от небес свое по­свя­ще­ние. По­лу­чи по­кры­ва­ло, ча­до мое, и но­си его неза­пят­нан­ным дo Страш­но­го Су­да Гос­под­ня». И свя­тая Ге­но­ве­фа бы­ла по­свя­ще­на пер­вой. С это­го вре­ме­ни она ста­ла ве­сти жизнь по­свя­щен­ных Бо­гу дев.

Хо­тя в Гал­лии уже су­ще­ство­ва­ло несколь­ко жен­ских мо­на­сты­рей, боль­шин­ство дев­ствен­ниц оста­ва­лось в ми­ру. Они жи­ли в сво­их се­мьях, об­ща­лись с ми­ря­на­ми, рас­по­ря­жа­лись по сво­е­му усмот­ре­нию сво­ей соб­ствен­но­стью и сво­бод­но рас­пре­де­ля­ли свое вре­мя, со­глас­но ду­ху бла­го­че­стия и ми­ло­сер­дия. По­это­му свя­тая Ге­но­ве­фа про­дол­жа­ла жить у сво­их ро­ди­те­лей в Нан­тер­ре.

Но во вре­мя эпи­де­мии она ли­ши­лась и от­ца и ма­те­ри. И так как обы­чай тре­бо­вал, чтобы по­свя­щен­ные Бо­гу де­вы по­сле смер­ти ро­ди­те­лей бы­ли вве­ре­ны по­пе­че­нию по­жи­лых жен­щин, из­вест­ных сво­им бла­го­че­сти­ем и ра­зу­мом, свя­тая Ге­но­ве­фа пе­ре­еха­ла из Нан­тер­ра к сво­ей крест­ной ма­те­ри в Лю­те­цию.

В то вре­мя го­род Лю­те­ция (ны­неш­ний Па­риж) по­ме­щал­ся на ост­ро­ве Ситэ, ко­то­рый со­еди­нял­ся с бе­ре­га­ми ре­ки дву­мя мо­ста­ми. В нем воз­вы­шал­ся пре­крас­ный со­бор свя­то­го Сте­фа­на, на во­сточ­ном бе­ре­гу сто­ял де­ре­вян­ный храм Бо­жи­ей Ма­те­ри, а у мо­ста – кре­щаль­ня во имя свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи. У этой кре­щаль­ни и сто­ял до­мик крест­ной ма­те­ри свя­той Ге­но­ве­фы.

Ед­ва свя­тая по­се­ли­лась в Лю­те­ции, как ее по­ра­зил страш­ный, по­доб­ный об­ще­му па­ра­ли­чу, недуг, при­чи­няв­ший ей боль­шие стра­да­ния. Три дня про­ле­жа­ла она, блед­ная и недви­жи­мая, и ее счи­та­ли умер­шей. Но ко­гда она при­шла в се­бя, то рас­ска­за­ла сво­ей крест­ной ма­те­ри, что ан­гел во­дил ее в ме­ста бла­жен­ства пра­вед­ных, и она ви­де­ла от­ча­сти то, что при­го­то­вил Гос­подь лю­бя­щим Его: «Бла­жен­ства эти та­ко­вы, что невер­ные не по­ве­ри­ли бы мне, ес­ли бы я ста­ла их опи­сы­вать».

С это­го вре­ме­ни свя­тая Ге­но­ве­фа по­лу­чи­ла дар про­зор­ли­во­сти и от­кры­ва­ла неко­то­рым лю­дям их тай­ные по­ро­ки.

Пра­вед­ная жизнь юной Ге­но­ве­фы воз­го­ра­лась все яр­че и яр­че. С пят­на­дца­ти­лет­не­го воз­рас­та она вку­ша­ла пи­щу лишь в чет­верг и вос­кре­се­нье; пи­ща эта со­сто­я­ла из яч­мен­но­го хле­ба и бо­бов, сва­рен­ных на рас­ти­тель­ном мас­ле. Толь­ко в 50-лет­нем воз­расте она, по по­слу­ша­нию епи­ско­пу, осла­би­ла столь стро­гий пост и раз­ре­ши­ла се­бе мо­ло­ко и ры­бу. Ее еже­днев­ная мо­лит­ва бы­ла про­дол­жи­тель­ной и со­про­вож­да­лась сле­за­ми. Свя­тая Ге­но­ве­фа мо­ли­лась обыч­но всю ночь с суб­бо­ты на вос­кре­се­нье, а с Бо­го­яв­ле­ния до Ве­ли­ко­го Чет­вер­га за­тво­ря­лась на мо­лит­вен­ный по­двиг в сво­ей кел­лии, ни­ку­да не вы­хо­дя и ни­ко­го не ви­дя.

Вско­ре неко­то­рые лю­ди из за­ви­сти ста­ли го­во­рить о свя­той Ге­но­ве­фе, что она об­ман­щи­ца и ли­це­мер­ка и что пра­вед­ная и су­ро­вая жизнь ее од­но при­твор­ство. Толь­ко при­езд в Лю­те­цию свя­то­го епи­ско­па Гер­ма­на, столь по­чи­та­е­мо­го в Гал­лии хри­сти­а­на­ми и да­же языч­ни­ка­ми, по­ло­жил ко­нец ху­ле на его ду­хов­ную дочь. Весь го­род вы­шел на­встре­чу лю­би­мо­му пас­ты­рю, ко­то­рый тот­час осве­до­мил­ся о свя­той Ге­но­ве­фе. Сре­ди встре­чав­ших бы­ли не толь­ко по­чи­та­те­ли свя­той, но и ху­ли­те­ли, ко­то­рые ста­ли за­ве­рять свя­то­го Гер­ма­на, что Ге­но­ве­фа от­нюдь не за­слу­жи­ва­ет его па­мя­ти и вы­со­ко­го о ней мне­ния. Но свя­той Гер­ман, как гла­сит древ­нее жи­тие, «не об­ра­щая ни­ка­ко­го вни­ма­ния на их ре­чи», лишь толь­ко всту­пил в го­род, пря­мо на­пра­вил­ся к до­му свя­той. По­чти­тель­ность к ней со сто­ро­ны епи­ско­па вы­зва­ла все­об­щее изум­ле­ние. Со­тво­рив мо­лит­ву, свя­той пас­тырь во­шел в кел­лию по­движ­ни­цы и ука­зал при­сут­ству­ю­щим на пол, за­ли­тый ее мо­лит­вен­ны­ми сле­за­ми. По­вто­рив свою по­хва­лу свя­той Ге­но­ве­фе и по­ру­чив ее жи­те­лям Лю­те­ции, свя­ти­тель про­дол­жал свой путь.

При этом сви­да­нии со свя­той Ге­но­ве­фой свя­той Гер­ман по­ру­чил ей ду­хов­ное ру­ко­вод­ство над де­ва­ми, же­лав­ши­ми по­сле­до­вать ее при­ме­ру и при­не­сти обет без­бра­чия. Впо­след­ствии дочь и сест­ра ко­ро­ля Хло­дви­га так­же во­шли в чис­ло млад­ших ду­хов­ных по­друг свя­той Ге­но­ве­фы и обе с ее раз­ре­ше­ния ста­ли по­свя­щен­ны­ми Бо­гу де­ва­ми.

Свя­тая Ге­но­ве­фа очень чти­ла па­мять апо­сто­ла Гал­лии свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та. Она ча­сто со­вер­ша­ла па­лом­ни­че­ства к то­му ме­сту, где бы­ли по­гре­бе­ны пер­вый епи­скоп Па­риж­ский, пре­сви­тер Ру­стик и ар­хи­ди­а­кон Елев­фе­рий, в де­ре­вуш­ку Кат­эй, и очень скор­бе­ла о том, что там, где по­ко­ят­ся мо­щи свя­тых му­че­ни­ков, сто­ит лишь убо­гая де­ре­вян­ная ча­сов­ня. «До­сто­по­чтен­ные пас­ты­ри Хри­сто­вы, я умо­ляю вас по­ду­мать о воз­мож­но­сти по­стро­е­ния ба­зи­ли­ки в честь свя­то­го Ди­о­ни­сия», – так, на­ко­нец, об­ра­ти­лась она к па­риж­ско­му ду­хо­вен­ству. Но пас­ты­ри от­ве­ти­ли, что это бла­гое на­ме­ре­ние не мо­жет быть ис­пол­не­но, так как для по­строй­ки ба­зи­ли­ки нуж­на нега­ше­ная из­весть, а ее нет. То­гда ли­цо свя­той Ге­но­ве­фы про­си­я­ло и она ска­за­ла: «Пе­рей­ди­те мост, а за­тем вер­ни­тесь ко мне и рас­ска­жи­те, что вы там слы­ша­ли». Пас­ты­ри по­слу­ша­лись ее и, очу­тив­шись на ле­вом ле­си­стом бе­ре­гу Се­ны, услы­ша­ли раз­го­вор двух сви­но­па­сов, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ли друг дру­гу, что на­бре­ли на две боль­шие, еще ни­кем не ис­поль­зо­ван­ные, ямы (или пе­чи) для об­жи­га­ния на­пол­няв­шей их из­ве­сти. Ис­пол­нен­ные ра­до­сти пре­сви­те­ры воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га, по­ве­ле­ли сви­но­па­сам ука­зать им ме­сто­на­хож­де­ние из­ве­сти, а за­тем по­спе­ши­ли об­рат­но в го­род к свя­той Ге­но­ве­фе. Услы­шав их рас­сказ, свя­тая Ге­но­ве­фа за­пла­ка­ла сле­за­ми ра­до­сти и за­тем всю ночь бла­го­да­ри­ла Гос­по­да и про­си­ла Его бла­го­сло­вить ее на­чи­на­ние. По­ру­чив ру­ко­вод­ство по­строй­кой ба­зи­ли­ки пре­сви­те­ру Ге­нэ­су, она при­сту­пи­ла к сбо­ру де­нег на эту по­строй­ку, и па­ри­жане так го­ря­чо от­клик­ну­лись на ее при­зыв, что ве­ли­че­ствен­ная ба­зи­ли­ка бы­ла ско­ро воз­двиг­ну­та.

Не слу­чай­но, что свя­тая Ге­но­ве­фа мно­го по­тру­ди­лась, чтобы по­стро­ить ба­зи­ли­ку про­све­ти­те­лю Гал­лии, пер­во­му епи­ско­пу Па­риж­ско­му свя­то­му Ди­о­ни­сию Аре­о­па­ги­ту. Свя­той Ди­о­ни­сий еще в пер­вом ве­ке по Рож­де­стве Хри­сто­вом по­ло­жил на­ча­ло пра­во­слав­но­му уче­нию о бла­го­да­ти [прим.: Н. В. Лос­ский в сво­ей кни­ге «Опыт­ное бо­го­сло­вие Во­сточ­ной Церк­ви» го­во­рит: «Вме­сте с Ди­о­ни­си­ем От­цы на­зы­ва­ют «энер­гии» «лу­ча­ми бо­же­ства», ко­то­рые про­ни­зы­ва­ют твар­ную все­лен­ную. Св. Гри­го­рий Па­ла­ма име­ну­ет их про­сто «бо­же­ства­ми», «нетвар­ным све­том» или «бла­го­да­тью»]. Уче­ние это, свя­зан­ное с уче­ни­ем о Пре­свя­той Тро­и­це, бы­ло рас­кры­то все­ми во­сточ­ны­ми От­ца­ми, в осо­бен­но­сти же в XIV ве­ке свя­ти­те­лем Гри­го­ри­ем Па­ла­мой в его спо­ре с во­сточ­ны­ми по­сле­до­ва­те­ля­ми за­пад­но­го бо­го­сло­вия Фо­мы Ак­ви­на­та о «нетвар­ном све­те Фа­вор­ском». Это бо­го­сло­вие во­сточ­ных От­цов неот­де­ли­мо от внут­рен­не­го опы­та, – по­че­му его мож­но на­звать «опыт­ным бо­го­сло­ви­ем», в про­ти­во­по­лож­ность чи­сто ум­ствен­но­му схо­ла­сти­че­ско­му бо­го­сло­вию, воз­ник­ше­му на За­па­де в XI ве­ке. Внут­рен­ний опыт «све­та», мо­лит­вы Иису­со­вой, пе­ре­шел с древ­не­го Афо­на в на­шу стра­ну и осо­бен­но про­цвел в рус­ских пре­по­доб­ных свя­тых. «Стя­жа­ние Ду­ха свя­то­го» пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, жив­ше­го в XIX ве­ке в там­бов­ских ле­сах на­шей ро­ди­ны, и внут­рен­ний опыт «све­та нетлен­но­го», сер­деч­ной мо­лит­вы Иису­со­вой свя­то­го Си­мео­на Но­во­го Бо­го­сло­ва (XI век), свя­ти­те­ля Гри­го­рия Па­ла­мы и афон­ских мо­на­хов, – это та же пра­во­слав­ная тра­ди­ция, или “опыт­ное уче­ние о бла­го­да­ти». Осо­бое по­чи­та­ние пре­по­доб­ной Ге­но­ве­фой свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та рас­кры­ва­ет нам чи­сто­ту ее ве­ры и свя­зы­ва­ет нас с ней, как с пра­во­слав­ной свя­той.

Раз­ры­ва­е­мая внут­рен­ни­ми нестро­е­ни­я­ми Рим­ская им­пе­рия, ко­то­рую счи­та­ли веч­ной, ста­ла ру­шить­ся и не мог­ла боль­ше за­щи­щать сво­их гра­ниц, ко­то­рым угро­жа­ли гер­ман­ские пле­ме­на и гун­ны: весь пя­тый век озна­ме­но­ван для Гал­лии непре­кра­ща­ю­щим­ся на­ше­стви­ем вар­ва­ров. Гер­ман­ские пле­ме­на с же­на­ми и детьми бе­жа­ли со сво­их на­си­жен­ных мест от гун­нов, ко­то­рые еще в пер­вом ве­ке по Рож­де­стве Хри­сто­вом вы­шли из глу­бин Азии, а в пя­том ве­ке, бу­дучи уже на бе­ре­гах Ду­ная, хлы­ну­ли бур­ны­ми по­то­ка­ми на За­пад. Вто­рым страш­ным на­ше­стви­ем бы­ло на­ше­ствие са­мих гун­нов, ко­то­рые в 451 го­ду, под пред­во­ди­тель­ством Ат­ти­лы, пе­ре­шли Рейн и вторг­лись в Гал­лию.

В это вре­мя свя­той Ге­но­ве­фе бы­ло два­дцать во­семь (два­дцать де­вять) лет. Ат­ти­ла дви­нул­ся на г. Ор­ле­ан и путь его ле­жал через Па­риж. Охва­чен­ные ужа­сом, па­ри­жане хо­те­ли, за­брав свое иму­ще­ство, бе­жать в бо­лее без­опас­ные ме­ста. Но свя­тая Ге­но­ве­фа, убеж­дая их не по­ки­дать го­ро­да, го­во­ри­ла, что Па­риж бу­дет по­ща­жен, а ме­ста, ку­да они со­би­ра­ют­ся бе­жать, бу­дут, на­обо­рот, уни­что­же­ны. Она уго­ва­ри­ва­ла жен­щин по­сле­до­вать при­ме­ру Юди­фи и Эс­фи­ри, ко­то­рые по­ка­я­ни­ем и мо­лит­вой от­ве­ли при­бли­жа­ю­щу­ю­ся опас­ность. Жен­щи­ны ее по­слу­ша­лись и, со­би­ра­ясь в кре­щальне, ден­но и нощ­но вме­сте со свя­той Ге­но­ве­фой мо­ли­ли Бо­га по­ща­дить го­род. Но их му­жья, ко­то­рых они убеж­да­ли по­слу­шать­ся свя­той и не по­ки­дать го­ро­да, от этих ре­чей при­хо­ди­ли толь­ко в ярость. Вви­ду оче­вид­ной опас­но­сти им ка­за­лась неле­пой твер­дая ве­ра свя­той. «Она про­да­лась вра­гу, эта лже­про­ро­чи­ца, лгу­нья, она хо­чет по­ме­шать нам спа­сти се­бя и свое иму­ще­ство, она со­вра­ща­ет на­ших жен – кам­ня­ми ее! В ре­ку ее!» Св. Ге­но­ве­фу ста­щи­ли уже с крыль­ца, и шел спор, ка­кую из двух смер­тей для нее вы­брать, но в этот мо­мент в разъ­ярен­ной тол­пе по­явил­ся Ок­сер­ский ар­хи­ди­а­кон Се­ду­ли­ус. «Го­ро­жане! – вос­клик­нул он, – не взду­май­те умерт­вить ту, о ко­то­рой свя­той Гер­ман го­во­рил, что она из­бра­на Бо­гом от чре­ва ма­те­ри», – и по­ка­зал тол­пе по­да­рок, ко­то­рый пе­ред са­мой сво­ей смер­тью по­ве­лел пе­ре­дать свя­той Ге­но­ве­фе усоп­ший епи­скоп [прим.: для жи­те­лей то­гдаш­не­го Па­ри­жа са­мым по­чи­та­е­мым че­ло­ве­ком был свя­той Гер­ман, и жен­щи­ну, ко­то­рую он так вы­со­ко ста­вил, знал каж­дый]. Имя свя­то­го Гер­ма­на успо­ко­и­ло тол­пу, и во всех хра­мах ста­ла воз­но­сить­ся еди­но­душ­ная мо­лит­ва об от­вра­ще­нии опас­но­сти. И вдруг Ат­ти­ла кру­то по­вер­нул и по­до­шел к Ор­ле­а­ну, сде­лав боль­шой круг во­круг Па­ри­жа. Мо­лит­ва­ми свя­той Ге­но­ве­фы Па­риж был спа­сен. Через год Ат­ти­ла по­явил­ся в Ита­лии; у са­мых стен Ри­ма его оста­но­вил па­па свя­той Лев, ко­то­рый так по­ра­зил языч­ни­ка сво­и­ми ре­ча­ми и ви­дом, что тот в ужа­се бе­жал об­рат­но в Вен­грию [прим.: Ат­ти­ла рас­ска­зы­вал сво­им при­бли­жен­ным, что ря­дом со свя­ти­те­лем Львом сто­ял некто в си­я­ю­щих одеж­дах и гро­зил ему ме­чом]. Через год Ат­ти­ла за­ду­мал но­вый по­ход на Гал­лию, но вне­зап­но за­бо­лел и бес­слав­но умер, а по­сле его смер­ти цар­ство гун­нов рас­па­лось.

Вся дол­гая жизнь свя­той Ге­но­ве­фы от­ме­че­на мно­же­ством чу­дес­ных со­бы­тий, свя­зан­ных с про­яв­ле­ни­я­ми ее люб­ви и жа­ло­сти к лю­дям. Ра­бы, за­клю­чен­ные, плен­ни­ки – все несчаст­ные и угне­тен­ные име­ли в ней свою за­щит­ни­цу и за­ступ­ни­цу. Да­же на су­ро­вых языч­ни­ков она име­ла та­кое вли­я­ние, что они не мог­ли усто­ять пе­ред ее прось­ба­ми. «Нет слов, – рас­ска­зы­ва­ет ле­то­пи­сец, – чтобы опи­сать, как по­чи­тал и был пре­дан ко­роль Хиль­д­риг свя­той Ге­но­ве­фе». Об этом го­во­рит сле­ду­ю­щий слу­чай: вой­дя в Па­риж, ко­роль при­ка­зал за­пе­реть го­род­ские во­ро­та, так как бо­ял­ся, чтобы свя­тая Ге­но­ве­фа сно­ва не при­шла про­сить его по­ми­ло­вать плен­ни­ков, ко­то­рых он со­би­рал­ся умерт­вить, и что сно­ва он не смо­жет ей от­ка­зать. Но свя­тая, услы­хав о том, что за­мыш­ля­ет ко­роль, по­спе­ши­ла в го­род. Ед­ва она при­кос­ну­лась к за­пер­тым во­ро­там, как они пе­ред ней рас­кры­лись, к она на­пра­ви­лась во дво­рец. Ее не мог­ли не до­пу­стить к Хиль­д­ри­гу, и еще раз он не смог не смяг­чить­ся и усту­пил ее прось­бам.

А один су­ро­вый хо­зя­ин, хри­сти­а­нин, несмот­ря на прось­бы свя­той Ге­но­ве­фы, не же­лал про­стить сво­е­го про­ви­нив­ше­го­ся ра­ба. «Все рав­но, ес­ли ты от­верг­нешь мою прось­бу, то Кто-то на нее со­гла­сит­ся, так как Он благ и че­ло­ве­ко­лю­бец», – ска­за­ла упря­мо­му гос­по­ди­ну свя­тая. Не успел по­след­ний вер­нуть­ся до­мой, как за­бо­лел силь­ной го­ряч­кой [прим.: в те вре­ме­на по­чти неиз­ле­чи­мая бо­лезнь, вы­ро­див­ша­я­ся в так на­зы­ва­е­мую «ис­пан­ку» – и те­пе­реш­ний ви­рус­ный и про­стой грипп]. Всю ночь про­му­чил­ся он, а на­ут­ро был уже у свя­той Ге­но­ве­фы. Упав к ее но­гам, он про­сил про­стить его за то, что он не хо­тел сми­ло­сти­вить­ся. В этот день со­вер­ши­лись два чу­да: был про­щен раб и по­ми­ло­ван хо­зя­ин.

Как-то раз в ке­лью свя­той Ге­но­ве­фы про­ник­ла жен­щи­на и укра­ла ее баш­ма­ки. Но не успе­ла во­ров­ка прийти до­мой, как по­чув­ство­ва­ла, что слепнет. По­няв, что Гос­подь ка­ра­ет ее за кра­жу, она вер­ну­ла свя­той по­хи­щен­ное и, при­пав к ее но­гам, со сле­за­ми умо­ля­ла вер­нуть ей зре­ние. Свя­тая, улыб­нув­шись, под­ня­ла ее, осе­ни­ла крест­ным зна­ме­ни­ем ее гла­за, и жен­щи­на тот­час про­зре­ла.

Дру­гой жен­щине очень хо­те­лось знать, чем за­ни­ма­ет­ся свя­тая в за­тво­ре. Но лишь толь­ко она ста­ла у две­рей ее ке­льи, как так­же ослеп­ла. Это про­ис­хо­ди­ло Ве­ли­ким по­стом, и на­ка­зан­ной за нече­сти­вое лю­бо­пыт­ство при­шлось ждать Ве­ли­ко­го чет­вер­га, ко­гда свя­тая вы­шла из за­тво­ра и, осе­нив крест­ным зна­ме­ни­ем ее гла­за, ис­це­ли­ла.

Агио­граф свя­той го­во­рит, что она лю­би­ла пу­те­ше­ство­вать и ча­сто со­вер­ша­ла па­лом­ни­че­ства. Хо­ди­ла она ча­сто в Сен-Де­ни (так ста­ла име­но­вать­ся де­ре­вуш­ка Кат­эй, по­сле то­го как бы­ла воз­двиг­ну­та над мо­ща­ми свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та ба­зи­ли­ка) к мо­щам свя­то­го Ди­о­ни­сия; в го­род Тур, ку­да при­вле­кал ее ве­ли­чай­ший чу­до­тво­рец За­па­да и апо­стол Гал­лии IV ве­ка епи­скоп это­го го­ро­да свя­той Мар­тин; и в Ор­ле­ан, где по­ко­ил­ся свя­той Агн. Эти па­лом­ни­че­ства так­же со­про­вож­да­лись мно­го­чис­лен­ны­ми чу­де­са­ми.

Од­на­жды свя­тая Ге­но­ве­фа, на­прав­ля­ясь к свя­то­му епи­ско­пу Ре­ми­гию в Реймс, при­бли­жа­лась к го­ро­ду Ла­о­ну. Сре­ди вы­шед­шей ей на­встре­чу тол­пы на­хо­ди­лись ро­ди­те­ли рас­слаб­лен­ной де­вя­ти­лет­ней де­воч­ки, ко­то­рые мо­ли­ли ее по­се­тить их дочь. Встав у из­го­ло­вья от­ро­ко­ви­цы и со­тво­рив мо­лит­ву, свя­тая по­ве­ле­ла ей под­нять­ся с ло­жа, обуть­ся и одеть­ся. Ис­це­лен­ная тот­час же ис­пол­ни­ла все ска­зан­ное ей и без вся­ко­го за­труд­не­ния на­пра­ви­лась в храм. Ко­гда свя­тая Ге­но­ве­фа по­ки­да­ла этот го­род, жи­те­ли его про­во­жа­ли ее, с ра­до­стью хва­ля Бо­га.

Свя­тая на­хо­ди­лась в Ор­ле­ане и мо­ли­лась у мо­щей свя­то­го Аг­на, ко­гда к ее но­гам бро­си­лась жен­щи­на, по име­ни Фра­тер­на, дочь ко­то­рой на­хо­ди­лась при смер­ти: «Гос­по­жа Ге­но­ве­фа, вер­ни мне дочь, вер­ни мне дочь», – по­вто­ря­ла в сле­зах мать. «Не скор­би бо­лее – дочь твоя здо­ро­ва», – от­ве­ти­ла ей свя­тая. И ис­це­лен­ная де­вуш­ка вы­шла на­встре­чу ма­те­ри, ко­то­рая вме­сте со свя­той Ге­но­ве­фой на­прав­ля­лась из хра­ма до­мой.

По пре­да­нию, за­пи­сан­но­му агио­гра­фом, свя­тая Ге­но­ве­фа про­сла­ви­лась в на­ро­де мно­ги­ми по­дви­га­ми и чу­де­са­ми, ко­то­рые сви­де­тель­ству­ют о том, что она бы­ла со­су­дом Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти и оби­та­ли­щем Ду­ха Свя­то­го, по­это­му по ее мо­лит­ве ути­ха­ли бу­ри и из­го­ня­лись бе­сы. Как све­ча, воз­жи­гав­ша­я­ся во вре­мя мо­лит­вы в ее ру­ке, го­ре­ло ее серд­це пе­ред Бо­гом.

В это вре­мя на Во­сто­ке, в пу­стыне, неда­ле­ко от Ан­тио­хии, жил ве­ли­кий по­движ­ник Си­ме­он Столп­ник [прим.: про­зван­ный так по­то­му, что он со­рок лет про­вел на стол­пе]. Пат­ри­ар­хи ис­пра­ши­ва­ли его со­ве­та в борь­бе с ере­ся­ми, к нему сте­ка­лось мно­же­ство на­ро­да, тем бо­лее что путь с во­сто­ка на за­пад про­хо­дил неда­ле­ко от стол­па, на ко­то­ром он сто­ял. На­став­ляя по­се­щав­ших его, свя­той Си­ме­он узна­вал от них и о жиз­ни Церк­ви Хри­сто­вой. И каж­дый раз, ко­гда, про­хо­дя этим пу­тем, куп­цы из Па­ри­жа по­се­ща­ли его, он рас­спра­ши­вал их о свя­той Ге­но­ве­фе, пе­ре­да­вал ей свое при­вет­ствие и про­сил ее мо­лить­ся о нем. Про­ви­дел ли ду­хом свя­той по­движ­ник Во­сто­ка, что в Гал­лии си­я­ет свя­то­стью по­свя­щен­ная Бо­гу де­ва, до­нес­лась ли до его стол­па мол­ва о ней, не это в дан­ном слу­чае име­ет зна­че­ние. Но ду­хов­ная, мо­лит­вен­ная связь меж­ду ве­ли­ким пу­стын­ни­ком Во­сто­ка и жив­шей сре­ди ми­рян в боль­шом за­пад­ном го­ро­де про­стой, по­свя­щен­ной Бо­гу, де­вой, об­раз свя­то­сти ко­то­рой так от­ли­чал­ся от по­движ­ни­че­ско­го пу­ти свя­то­го Си­мео­на, сви­де­тель­ству­ет о еди­ной в те вре­ме­на на Во­сто­ке и За­па­де ве­ре Хри­сто­вой.

Сын ко­ро­ля Хиль­д­ри­га Хло­двиг был за­во­е­ва­те­лем и ди­пло­ма­том. По­сте­пен­но вы­тес­няя рим­лян и со­би­рав­ши­е­ся за­нять их ме­сто вар­вар­ские пле­ме­на, он стал гос­по­ди­ном всей Гал­лии, и хо­тя был языч­ни­ком, но ща­дил и ува­жал епи­ско­пов, так как вли­я­ние их в за­ня­той им стране бы­ло чрез­вы­чай­но зна­чи­тель­ным. Оса­да Па­ри­жа в 486-487 го­дах яв­ля­ет­ся од­ним из эта­пов в борь­бе, ко­то­рую вел Хло­двиг с це­лью из­гна­ния рим­лян из Гал­лии. Вот что рас­ска­зы­ва­ет нам об этой оса­де агио­граф свя­той Ге­но­ве­фы: «Во вре­мя пя­ти­лет­ней оса­ды фран­ка­ми Па­ри­жа мно­же­ство жи­те­лей уми­ра­ло от страш­но­го го­ло­да. То­гда свя­тая Ге­но­ве­фа ре­ши­ла об­ра­зо­вать ка­ра­ван су­дов и на­пра­вить­ся вод­ным пу­тем за про­ви­ан­том в го­род Ар­сис на ре­ке Оуб. Лишь толь­ко она при­бы­ла в этот го­род, три­бун Пас­ци­ви­ус по­про­сил ее на­ве­стить его же­ну, ко­то­рая уже че­ты­ре го­да бы­ла непо­движ­на и рас­слаб­ле­на. Свя­тая Ге­но­ве­фа осе­ни­ла ее крест­ным зна­ме­ни­ем и при­ка­за­ла встать. И тот­час же же­на Пас­ци­ви­у­са ис­це­ли­лась и вста­ла со сво­е­го ло­жа».

Свя­тая Ге­но­ве­фа по­ру­чи­ла сво­им спут­ни­кам


С Днем Рождения Роман Иванович! 15.01.2022 10:54

IMG-f386e7fff4bf54133edb623874e38c38-V

Сегодня мы поздравляем С Днём Рождения руководителя центра социальной адаптации граждан благотворительной организации «Твой Дом» города Санкт-Петербург Журавлева Романа Ивановича!

Хотим тебя поздравить с днем рождения

И очень много счастья пожелать!

Пускай отличным станет настроение,

Пусть будет все, о чем можно мечтать!

От радости глаза пускай искрятся,

Желаем света, солнца и добра,

Как можно чаще ярко улыбаться,

Чтоб стала жизнь прекрасней, чем вчера!

С уважением команда МБОО «Твой Дом».




Преподобный Серафим Саровский 15.01.2022 09:58

p1aolokutdam61c8p1mbv1rkv1tf2g

Пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский, ве­ли­кий по­движ­ник Рус­ской Церк­ви, ро­дил­ся 19 июля 1754 го­да. Ро­ди­те­ли пре­по­доб­но­го, Ис­и­дор и Ага­фия Мош­ни­ны, бы­ли жи­те­ля­ми Кур­ска. Ис­и­дор был куп­цом и брал под­ря­ды на стро­и­тель­ство зда­ний, а в кон­це жиз­ни на­чал по­строй­ку со­бо­ра в Кур­ске, но скон­чал­ся до за­вер­ше­ния ра­бот. Млад­ший сын Про­хор остал­ся на по­пе­че­нии ма­те­ри, вос­пи­тав­шей в сыне глу­бо­кую ве­ру.

По­сле смер­ти му­жа Ага­фия Мош­ни­на, про­дол­жав­шая по­строй­ку со­бо­ра, взя­ла од­на­жды ту­да с со­бой Про­хо­ра, ко­то­рый, осту­пив­шись, упал с ко­ло­коль­ни вниз. Гос­подь со­хра­нил жизнь бу­ду­ще­го све­тиль­ни­ка Церк­ви: ис­пу­ган­ная мать, спу­стив­шись вниз, на­шла сы­на невре­ди­мым.

Юный Про­хор, об­ла­дая пре­крас­ной па­мя­тью, вско­ре вы­учил­ся гра­мо­те. Он с дет­ства лю­бил по­се­щать цер­ков­ные служ­бы и чи­тать сво­им сверст­ни­кам Свя­щен­ное Пи­са­ние и жи­тия свя­тых, но боль­ше все­го лю­бил мо­лить­ся или чи­тать Свя­тое Еван­ге­лие в уеди­не­нии.

Как-то Про­хор тя­же­ло за­бо­лел, жизнь его бы­ла в опас­но­сти. Во сне маль­чик уви­дел Бо­жию Ма­терь, обе­щав­шую по­се­тить и ис­це­лить его. Вско­ре через двор усадь­бы Мош­ни­ных про­шел крест­ный ход с ико­ной Зна­ме­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы; мать вы­нес­ла Про­хо­ра на ру­ках, и он при­ло­жил­ся к свя­той иконе, по­сле че­го стал быст­ро по­прав­лять­ся.

Еще в юно­сти у Про­хо­ра со­зре­ло ре­ше­ние все­це­ло по­свя­тить жизнь Бо­гу и уй­ти в мо­на­стырь. Бла­го­че­сти­вая мать не пре­пят­ство­ва­ла это­му и бла­го­сло­ви­ла его на ино­че­ский путь рас­пя­ти­ем, ко­то­рое пре­по­доб­ный всю жизнь но­сил на гру­ди. Про­хор с па­лом­ни­ка­ми от­пра­вил­ся пеш­ком из Кур­ска в Ки­ев на по­кло­не­ние Пе­чер­ским угод­ни­кам.

Схи­мо­нах ста­рец До­си­фей, ко­то­ро­го по­се­тил Про­хор, бла­го­сло­вил его ид­ти в Са­ров­скую пу­стынь и спа­сать­ся там. Вер­нув­шись нена­дол­го в ро­ди­тель­ский дом, Про­хор на­все­гда про­стил­ся с ма­те­рью и род­ны­ми. 20 но­яб­ря 1778 го­да он при­шел в Са­ров, где на­сто­я­те­лем то­гда был муд­рый ста­рец, отец Па­хо­мий. Он лас­ко­во при­нял юно­шу и на­зна­чил ему в ду­хов­ни­ки стар­ца Иоси­фа. Под его ру­ко­вод­ством Про­хор про­хо­дил мно­гие по­слу­ша­ния в мо­на­сты­ре: был ке­лей­ни­ком стар­ца, тру­дил­ся в хлебне, просфорне и сто­лярне, нес обя­зан­но­сти по­но­ма­ря, и всё ис­пол­нял с рев­но­стью и усер­ди­ем, слу­жа как бы Са­мо­му Гос­по­ду. По­сто­ян­ной ра­бо­той он ограж­дал се­бя от ску­ки – это­го, как поз­же он го­во­рил, "опас­ней­ше­го ис­ку­ше­ния для но­во­на­чаль­ных ино­ков, ко­то­рое вра­чу­ет­ся мо­лит­вой, воз­дер­жа­ни­ем от празд­но­сло­вия, по­силь­ным ру­ко­де­ли­ем, чте­ни­ем Сло­ва Бо­жия и тер­пе­ни­ем, по­то­му что рож­да­ет­ся оно от ма­ло­ду­шия, бес­печ­но­сти и празд­но­сло­вия".

Уже в эти го­ды Про­хор по при­ме­ру дру­гих мо­на­хов, уда­ляв­ших­ся в лес для мо­лит­вы, ис­про­сил бла­го­сло­ве­ние стар­ца в сво­бод­ное вре­мя то­же ухо­дить в лес, где в пол­ном оди­но­че­стве тво­рил Иису­со­ву мо­лит­ву. Через два го­да по­слуш­ник Про­хор за­бо­лел во­дян­кой, те­ло его рас­пух­ло, он ис­пы­ты­вал тяж­кие стра­да­ния. На­став­ник, отец Иосиф, и дру­гие стар­цы, лю­бив­шие Про­хо­ра, уха­жи­ва­ли за ним. Бо­лезнь дли­лась око­ло трех лет, и ни ра­зу ни­кто не услы­шал от него сло­ва ро­по­та. Стар­цы, опа­са­ясь за жизнь боль­но­го, хо­те­ли вы­звать к нему вра­ча, од­на­ко Про­хор про­сил это­го не де­лать, ска­зав от­цу Па­хо­мию: "Я пре­дал се­бя, от­че свя­тый, Ис­тин­но­му Вра­чу душ и те­лес – Гос­по­ду на­ше­му Иису­су Хри­сту и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри...", и же­лал, чтобы его при­ча­сти­ли Свя­тых Тайн. То­гда же Про­хо­ру бы­ло ви­де­ние: в неска­зан­ном све­те яви­лась Ма­терь Бо­жия в со­про­вож­де­нии свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Иоан­на Бо­го­сло­ва. Ука­зав ру­кой на боль­но­го, Пре­свя­тая Де­ва ска­за­ла Иоан­ну: "Сей – от ро­да на­ше­го". За­тем она кос­ну­лась жез­лом бо­ка боль­но­го, и тот­час жид­кость, на­пол­няв­шая те­ло, ста­ла вы­те­кать через об­ра­зо­вав­ше­е­ся от­вер­стие, и он быст­ро по­пра­вил­ся. Вско­ре на ме­сте яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри бы­ла по­стро­е­на боль­нич­ная цер­ковь, один из при­де­лов ко­то­рой был освя­щен во имя пре­по­доб­ных Зо­си­мы и Сав­ва­тия Со­ло­вец­ких. Пре­стол для при­де­ла пре­по­доб­ный Се­ра­фим со­ору­дил сво­и­ми ру­ка­ми из ки­па­ри­со­во­го де­ре­ва и все­гда при­об­щал­ся Свя­тых Тайн в этой церк­ви.

Про­быв во­семь лет по­слуш­ни­ком в Са­ров­ской оби­те­ли, Про­хор при­нял ино­че­ский по­стриг с име­нем Се­ра­фим, столь хо­ро­шо вы­ра­жав­шим его пла­мен­ную лю­бовь ко Гос­по­ду и стрем­ле­ние рев­ност­но Ему слу­жить. Через год Се­ра­фим был по­свя­щен в сан иеро­ди­а­ко­на. Го­ря ду­хом, он еже­днев­но слу­жил в хра­ме, непре­стан­но со­вер­шая мо­лит­вы и по­сле служ­бы. Гос­подь спо­до­бил пре­по­доб­но­го бла­го­дат­ных ви­де­ний во вре­мя цер­ков­ных служб: неод­но­крат­но он ви­дел свя­тых Ан­ге­лов, со­слу­жа­щих бра­тии. Осо­бен­но­го бла­го­дат­но­го ви­де­ния пре­по­доб­ный спо­до­бил­ся во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в Ве­ли­кий Чет­верг, ко­то­рую со­вер­ша­ли на­сто­я­тель отец Па­хо­мий и ста­рец Иосиф. Ко­гда по­сле тро­па­рей пре­по­доб­ный про­из­нес "Гос­по­ди, спа­си бла­го­че­сти­выя" и, стоя в цар­ских вра­тах, на­вел орарь на мо­ля­щих­ся с воз­гла­сом "и во ве­ки ве­ков", вне­зап­но его осе­нил свет­лый луч. Под­няв гла­за, пре­по­доб­ный Се­ра­фим уви­дел Гос­по­да Иису­са Хри­ста, иду­ще­го по воз­ду­ху от за­пад­ных две­рей хра­ма, в окру­же­нии Небес­ных Бес­плот­ных Сил. Дой­дя до ам­во­на. Гос­подь бла­го­сло­вил всех мо­ля­щих­ся и всту­пил в мест­ный об­раз спра­ва от цар­ских врат. Пре­по­доб­ный Се­ра­фим, в ду­хов­ном вос­тор­ге взи­рая на див­ное яв­ле­ние, не мог ни сло­ва про­го­во­рить, ни сой­ти с ме­ста. Его уве­ли под ру­ки в ал­тарь, где он про­сто­ял еще три ча­са, ме­ня­ясь в ли­це от оза­рив­шей его ве­ли­кой бла­го­да­ти. По­сле ви­де­ния пре­по­доб­ный уси­лил по­дви­ги: днем он тру­дил­ся в оби­те­ли, а но­чи про­во­дил в мо­лит­ве в лес­ной пу­стын­ной кел­лии. В 1793 го­ду, в воз­расте 39 лет, пре­по­доб­ный Се­ра­фим был ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­мо­на­ха и про­дол­жал слу­же­ние в хра­ме. По­сле смер­ти на­сто­я­те­ля, от­ца Па­хо­мия, пре­по­доб­ный Се­ра­фим, имея его пред­смерт­ное бла­го­сло­ве­ние на но­вый по­двиг – пу­стын­но­жи­тель­ство, взял так­же бла­го­сло­ве­ние у но­во­го на­сто­я­те­ля – от­ца Ис­а­ии – и ушел в пу­стын­ную кел­лию в несколь­ких ки­ло­мет­рах от мо­на­сты­ря, в глу­хом ле­су. Здесь стал он пре­да­вать­ся уеди­нен­ным мо­лит­вам, при­хо­дя в оби­тель лишь в суб­бо­ту, пе­ред все­нощ­ной и, воз­вра­ща­ясь к се­бе в кел­лию по­сле ли­тур­гии, за ко­то­рой при­ча­щал­ся Свя­тых Тайн. Пре­по­доб­ный про­во­дил жизнь в су­ро­вых по­дви­гах. Свое ке­лей­ное мо­лит­вен­ное пра­ви­ло он со­вер­шал по уста­ву древ­них пу­стын­ных оби­те­лей; со Свя­тым Еван­ге­ли­ем ни­ко­гда не рас­ста­вал­ся, про­чи­ты­вая в те­че­ние неде­ли весь Но­вый За­вет, чи­тал так­же свя­то­оте­че­ские и бо­го­слу­жеб­ные кни­ги. Пре­по­доб­ный вы­учил на­изусть мно­го цер­ков­ных пес­но­пе­ний и вос­пе­вал их в ча­сы ра­бо­ты в ле­су. Око­ло кел­лии он раз­вел ого­род и устро­ил пчель­ник. Сам се­бе до­бы­вая про­пи­та­ние, пре­по­доб­ный дер­жал очень стро­гий пост, ел один раз в сут­ки, а в сре­ду и пят­ни­цу со­вер­шен­но воз­дер­жи­вал­ся от пи­щи. В первую неде­лю Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы он не при­ни­мал пи­щи до суб­бо­ты, ко­гда при­ча­щал­ся Свя­тых Тайн.

Свя­той ста­рец в уеди­не­нии на­столь­ко ино­гда по­гру­жал­ся во внут­рен­нюю сер­деч­ную мо­лит­ву, что по­дол­гу оста­вал­ся непо­движ­ным, ни­че­го не слы­ша и не ви­дя во­круг. На­ве­щав­шие его из­ред­ка пу­стын­ни­ки – схи­мо­нах Марк Мол­чаль­ник и иеро­ди­а­кон Алек­сандр, за­став свя­то­го в та­кой мо­лит­ве, с бла­го­го­ве­ни­ем ти­хо уда­ля­лись, чтобы не на­ру­шать его со­зер­ца­ния.

В лет­нюю жа­ру пре­по­доб­ный со­би­рал на бо­ло­те мох для удоб­ре­ния ого­ро­да; ко­ма­ры нещад­но жа­ли­ли его, но он бла­го­душ­но тер­пел это стра­да­ние, го­во­ря: "Стра­сти ис­треб­ля­ют­ся стра­да­ни­ем и скор­бью, или про­из­воль­ны­ми, или по­сы­ла­е­мы­ми Про­мыс­лом". Око­ло трех лет пре­по­доб­ный пи­тал­ся толь­ко од­ной тра­вой сны­тью, ко­то­рая рос­ла во­круг его кел­лии. К нему всё ча­ще ста­ли при­хо­дить, кро­ме бра­тии, ми­ряне – за со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. Это на­ру­ша­ло его уеди­не­ние. Ис­про­сив бла­го­сло­ве­ние на­сто­я­те­ля, пре­по­доб­ный пре­гра­дил к се­бе до­ступ жен­щи­нам, а за­тем и всем осталь­ным, по­лу­чив зна­ме­ние, что Гос­подь одоб­ря­ет его мысль о пол­ном без­мол­вии. По мо­лит­ве пре­по­доб­но­го до­ро­гу в его пу­стын­ную кел­лию пре­гра­ди­ли огром­ные су­чья ве­ко­вых со­сен. Те­перь толь­ко пти­цы, сле­тав­ши­е­ся во мно­же­стве к пре­по­доб­но­му, и ди­кие зве­ри по­се­ща­ли его. Пре­по­доб­ный из рук кор­мил мед­ве­дя хле­бом, ко­гда из мо­на­сты­ря при­но­си­ли ему хлеб.

Ви­дя по­дви­ги пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го во­ору­жил­ся про­тив него и, же­лая при­ну­дить свя­то­го оста­вить без­мол­вие, ре­шил устра­шать его, но пре­по­доб­ный ограж­дал се­бя мо­лит­вой и си­лой Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста. Диа­вол на­вел на свя­то­го "мыс­лен­ную брань" – упор­ное про­дол­жи­тель­ное ис­ку­ше­ние. Для от­ра­же­ния на­тис­ка вра­га пре­по­доб­ный Се­ра­фим усу­гу­бил тру­ды, взяв на се­бя по­двиг столп­ни­че­ства. Каж­дую ночь он под­ни­мал­ся на огром­ный ка­мень в ле­су и мо­лил­ся с воз­де­ты­ми ру­ка­ми, взы­вая: "Бо­же, ми­ло­стив бу­ди мне, греш­но­му". Днем же он мо­лил­ся в кел­лии, так­же на камне, ко­то­рый при­нес из ле­са, схо­дя с него толь­ко для крат­ко­го от­ды­ха и под­креп­ле­ния те­ла скуд­ной пи­щей. Так мо­лил­ся пре­по­доб­ный 1000 дней и но­чей. Диа­вол, по­срам­лен­ный пре­по­доб­ным, за­ду­мал умерт­вить его и на­слал гра­би­те­лей. По­дой­дя к свя­то­му, ра­бо­тав­ше­му на ого­ро­де, раз­бой­ни­ки ста­ли тре­бо­вать от него день­ги. У пре­по­доб­но­го в это вре­мя был в ру­ках то­пор, он был физи­че­ски си­лен и мог бы обо­ро­нять­ся, но не за­хо­тел это­го де­лать, вспом­нив сло­ва Гос­по­да: "Взяв­шие меч ме­чом по­гиб­нут" (Мф.26:52). Свя­той, опу­стив то­пор на зем­лю, ска­зал: "Де­лай­те, что вам на­доб­но". Раз­бой­ни­ки ста­ли бить пре­по­доб­но­го, обу­хом про­ло­ми­ли го­ло­ву, сло­ма­ли несколь­ко ре­бер, по­том, свя­зав его, хо­те­ли бро­сить в ре­ку, но сна­ча­ла обыс­ка­ли кел­лию в по­ис­ках де­нег. Всё со­кру­шив в кел­лии и ни­че­го не най­дя в ней, кро­ме ико­ны и несколь­ких кар­то­фе­лин, они усты­ди­лись сво­е­го зло­де­я­ния и ушли. Пре­по­доб­ный, при­дя в со­зна­ние, до­полз до кел­лии и, же­сто­ко стра­дая, про­ле­жал всю ночь. На­ут­ро с ве­ли­ким тру­дом он добрел до оби­те­ли. Бра­тия ужас­ну­лись, уви­дев из­ра­нен­но­го по­движ­ни­ка. Во­семь су­ток про­ле­жал пре­по­доб­ный, стра­дая от ран; к нему бы­ли вы­зва­ны вра­чи, уди­вив­ши­е­ся то­му, что Се­ра­фим по­сле та­ких по­бо­ев остал­ся жив. Но пре­по­доб­ный не от вра­чей по­лу­чил ис­це­ле­ние: Ца­ри­ца Небес­ная яви­лась ему в тон­ком сне с апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном. Кос­нув­шись го­ло­вы пре­по­доб­но­го, Пре­свя­тая Де­ва да­ро­ва­ла ему ис­це­ле­ние. По­сле это­го слу­чая пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му при­шлось про­ве­сти око­ло пя­ти ме­ся­цев в оби­те­ли, а за­тем он опять ушел в пу­стын­ную кел­лию. Остав­шись на­все­гда сог­бен­ным, пре­по­доб­ный хо­дил, опи­ра­ясь на по­сох или то­по­рик, од­на­ко сво­их обид­чи­ков про­стил и про­сил не на­ка­зы­вать. По­сле смер­ти на­сто­я­те­ля от­ца Ис­а­ии, быв­ше­го с юно­сти пре­по­доб­но­го его дру­гом, он взял на се­бя по­двиг мол­чаль­ни­че­ства, со­вер­шен­но от­ре­ка­ясь от всех жи­тей­ских по­мыс­лов для чи­стей­ше­го пред­сто­я­ния Бо­гу в непре­стан­ной мо­лит­ве. Ес­ли свя­то­му в ле­су встре­чал­ся че­ло­век, он па­дал ниц и не вста­вал, по­ка про­хо­жий не уда­лял­ся. В та­ком без­мол­вии ста­рец про­вел око­ло трех лет, пе­ре­став да­же по­се­щать оби­тель в вос­крес­ные дни. Пло­дом мол­ча­ния яви­лось для пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма стя­жа­ние ми­ра ду­ши и ра­до­сти о Свя­том Ду­хе. Ве­ли­кий по­движ­ник так впо­след­ствии го­во­рил од­но­му из мо­на­хов мо­на­сты­ря: "...ра­дость моя, мо­лю те­бя, стя­жи дух ми­рен, и то­гда ты­ся­чи душ спа­сут­ся око­ло те­бя". Но­вый на­сто­я­тель, отец Ни­фонт, и стар­шая бра­тия оби­те­ли пред­ло­жи­ли от­цу Се­ра­фи­му или по-преж­не­му при­хо­дить в мо­на­стырь по вос­кре­се­ньям для уча­стия в бо­го­слу­же­нии и При­ча­ще­ния в оби­те­ли Свя­тых Та­ин, или вер­нуть­ся в оби­тель. Пре­по­доб­ный из­брал по­след­нее, так как ему ста­ло труд­но хо­дить из пу­сты­ни в мо­на­стырь. Вес­ной 1810 го­да он воз­вра­тил­ся в оби­тель по­сле 15 лет пре­бы­ва­ния в пу­сты­ни. Не пре­ры­вая мол­ча­ния, он к это­му по­дви­гу при­ба­вил еще и за­твор и, ни­ку­да не вы­хо­дя и ни­ко­го у се­бя не при­ни­мая, непре­стан­но на­хо­дил­ся в мо­лит­ве и бо­го­мыс­лии. В за­тво­ре пре­по­доб­ный Се­ра­фим при­об­рел вы­со­кую ду­шев­ную чи­сто­ту и спо­до­бил­ся от Бо­га осо­бых бла­го­дат­ных да­ров – про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ния. То­гда Гос­подь по­ста­вил Сво­е­го из­бран­ни­ка на слу­же­ние лю­дям в са­мом выс­шем мо­на­ше­ском по­дви­ге – стар­че­стве. 25 но­яб­ря 1825 го­да Ма­терь Бо­жия вме­сте с празд­ну­е­мы­ми в этот день дву­мя свя­ти­те­ля­ми яви­лась в сон­ном ви­де­нии стар­цу и по­ве­ле­ла ему вый­ти из за­тво­ра и при­ни­мать у се­бя немощ­ные ду­ши че­ло­ве­че­ские, тре­бу­ю­щие на­став­ле­ния, уте­ше­ния, ру­ко­вод­ства и ис­це­ле­ния. Бла­го­сло­вив­шись у на­сто­я­те­ля на из­ме­не­ние об­ра­за жиз­ни, пре­по­доб­ный от­крыл две­ри сво­ей кел­лии для всех. Ста­рец ви­дел серд­ца лю­дей, и он, как ду­хов­ный врач, ис­це­лял ду­шев­ные и те­лес­ные бо­лез­ни мо­лит­вой к Бо­гу и бла­го­дат­ным сло­вом. При­хо­див­шие к пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му чув­ство­ва­ли его ве­ли­кую лю­бовь и с уми­ле­ни­ем слу­ша­ли лас­ко­вые сло­ва, с ко­то­ры­ми он об­ра­щал­ся к лю­дям: "ра­дость моя, со­кро­ви­ще мое". Ста­рец стал по­се­щать свою пу­стын­ную кел­лию и род­ник, на­зы­ва­е­мый Бо­го­слов­ским, око­ло ко­то­ро­го ему вы­стро­и­ли ма­лень­кую кел­лей­ку. Вы­хо­дя из кел­лии, ста­рец все­гда нес за пле­ча­ми ко­том­ку с кам­ня­ми. На во­прос, за­чем он это де­ла­ет, свя­той сми­рен­но от­ве­чал: "Том­лю то­мя­ще­го ме­ня". В по­след­ний пе­ри­од зем­ной жиз­ни пре­по­доб­ный Се­ра­фим осо­бен­но за­бо­тил­ся о сво­ем лю­би­мом де­ти­ще – Ди­ве­ев­ской жен­ской оби­те­ли. Еще в сане иеро­ди­а­ко­на он со­про­вож­дал по­кой­но­го на­сто­я­те­ля от­ца Па­хо­мия в Ди­ве­ев­скую об­щи­ну к на­сто­я­тель­ни­це мо­на­хине Алек­сан­дре, ве­ли­кой по­движ­ни­це, и то­гда отец Па­хо­мий бла­го­сло­вил пре­по­доб­но­го все­гда за­бо­тить­ся о "ди­ве­ев­ских си­ро­тах". Он был под­лин­ным от­цом для се­стер, об­ра­щав­ших­ся к нему во всех сво­их ду­хов­ных и жи­тей­ских за­труд­не­ни­ях. Уче­ни­ки и ду­хов­ные дру­зья по­мо­га­ли свя­то­му окорм­лять Ди­ве­ев­скую об­щи­ну – Ми­ха­ил Ва­си­лье­вич Ман­ту­ров, ис­це­лен­ный пре­по­доб­ным от тяж­кой бо­лез­ни и по со­ве­ту стар­ца при­няв­ший на се­бя по­двиг доб­ро­воль­ной ни­ще­ты; Еле­на Ва­си­льев­на Ман­ту­ро­ва, од­на из се­стер ди­ве­ев­ских, доб­ро­воль­но со­гла­сив­ша­я­ся уме­реть из по­слу­ша­ния стар­цу за сво­е­го бра­та, ко­то­рый был еще ну­жен в этой жиз­ни; Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич Мо­то­ви­лов, так­же ис­це­лен­ный пре­по­доб­ным. Н.А. Мо­то­ви­лов за­пи­сал за­ме­ча­тель­ное по­уче­ние пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма о це­ли хри­сти­ан­ской жиз­ни. В по­след­ние го­ды жиз­ни пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма один ис­це­лен­ный им ви­дел его сто­яв­шим на воз­ду­хе во ­вре­мя мо­лит­вы. Свя­той стро­го за­пре­тил рас­ска­зы­вать об этом ра­нее его смер­ти.

Все зна­ли и чти­ли пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма как ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка и чу­до­твор­ца. За год и де­сять ме­ся­цев до сво­ей кон­чи­ны, в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния, пре­по­доб­ный Се­ра­фим еще раз спо­до­бил­ся яв­ле­ния Ца­ри­цы Небес­ной в со­про­вож­де­нии Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на, апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и две­на­дца­ти дев, свя­тых му­че­ниц и пре­по­доб­ных. Пре­свя­тая Де­ва дол­го бе­се­до­ва­ла с пре­по­доб­ным, по­ру­чая ему ди­ве­ев­ских се­стер. За­кон­чив бе­се­ду, Она ска­за­ла ему: "Ско­ро, лю­би­ми­че Мой, бу­дешь с на­ми". При этом яв­ле­нии, при див­ном по­се­ще­нии Бо­го­ма­те­ри, при­сут­ство­ва­ла од­на ди­ве­ев­ская ста­ри­ца по мо­лит­ве за нее пре­по­доб­но­го.

В по­след­ний год жиз­ни пре­по­доб­ный Се­ра­фим стал за­мет­но сла­беть и го­во­рил мно­гим о близ­кой кон­чине. В это вре­мя его ча­сто ви­де­ли у гро­ба, сто­яв­ше­го в се­нях его кел­лии и при­го­тов­лен­но­го им для се­бя. Пре­по­доб­ный сам ука­зал ме­сто, где сле­до­ва­ло по­хо­ро­нить его, – близ ал­та­ря Успен­ско­го со­бо­ра. 1 ян­ва­ря 1833 го­да пре­по­доб­ный Се­ра­фим в по­след­ний раз при­шел в боль­нич­ную Зо­си­мо-Сав­ва­ти­ев­скую цер­ковь к ли­тур­гии и при­ча­стил­ся Свя­тых Тайн, по­сле че­го бла­го­сло­вил бра­тию и про­стил­ся, ска­зав: "Спа­сай­тесь, не уны­вай­те, бодр­ствуй­те, днесь нам вен­цы го­то­вят­ся". 2 ян­ва­ря ке­лей­ник пре­по­доб­но­го, отец Па­вел, в ше­стом ча­су утра вы­шел из сво­ей кел­лии, на­прав­ля­ясь в цер­ковь, и по­чув­ство­вал за­пах га­ри, ис­хо­див­ший из кел­лии пре­по­доб­но­го; в кел­лии свя­то­го все­гда го­ре­ли све­чи, и он го­во­рил: "По­ка я жив, по­жа­ра не бу­дет, а ко­гда я умру, кон­чи­на моя от­кро­ет­ся по­жа­ром". Ко­гда две­ри от­кры­ли, ока­за­лось, что кни­ги и дру­гие ве­щи тле­ли, а сам пре­по­доб­ный сто­ял на ко­ле­нях пе­ред ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри в мо­лит­вен­ном по­ло­же­нии, но уже без­ды­хан­ный. Его чи­стая ду­ша во вре­мя мо­лит­вы бы­ла взя­та Ан­ге­ла­ми и взле­те­ла к Пре­сто­лу Бо­га Все­дер­жи­те­ля, вер­ным ра­бом и слу­жи­те­лем Ко­то­ро­го пре­по­доб­ный Се­ра­фим был всю жизнь.




По пло́ти обре́зание Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа 14.01.2022 09:46

p18fq0snb2p979ghkbscib11ol3

Обрезание в качестве обряда посвящения Божеству существовало у многих народов, в том числе и у египтян. В еврейском понимании кровь священна, так как «кровь есть душа», кровь, текущая из органа, дающего жизнь, означает посвящение Богу жизни, принятой как дар. У израильтян этот обряд стал знаменовать вступление в союз-завет Авраама и избранного народа с Богом и должен был напоминать народу о вытекающих из этого обязательствах.

Православная Церковь отмечает 14 января праздник Обрезания Господня. Во всех храмах в этот день пройдут праздничные богослужения.

Евангельское предание гласит, что на восьмой день после Рождения Иисус Христос, по ветхозаветному закону, прошел обряд обрезания. Обряд был установлен для всех младенцев мужского пола в знак завета Бога с праотцом Авраамом и его потомками.

При совершении этого обряда Божественному Младенцу было дано имя Иисус (Спаситель), произнесенное архангелом Гавриилом еще в день Благовещения Деве Марии.

По толкованию отцов Церкви, Бог-Сын принял обрезание, чтобы показать людям пример неукоснительного исполнения Божественных установлений и чтобы никто впоследствии не мог усомниться в том, что Он был истинным Человеком, а не носителем призрачной плоти, как учили некоторые еретики.

В Новом Завете обряд обрезания уступил место таинству Крещения, прообразом которого он и являлся.

Свидетельства о праздновании Обрезания Господня в Восточной Церкви восходят к IV веку.

Праздник Обрезания Господня продолжается один день и соединяется с празднованием памяти святого Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской, отчего в народе он известен под именем Васильева дня.




Преподобная Мела́ния Римляныня, Вифлеемская, Палестинская 13.01.2022 10:00

p18dd1mrj21vsc1oanqcvql11dfa5

Пре­по­доб­ная Ме­ла­ния, пер­вая из знат­ных рим­ля­нок "с юных лет стре­мив­ша­я­ся ко Хри­сту, жаж­ду­щая те­лес­ной непо­роч­но­сти и уязв­лен­ная Бо­же­ствен­ной лю­бо­вью", ро­ди­лась в хри­сти­ан­ской се­мье. Ро­ди­те­ли ее – лю­ди име­ни­тые и бо­га­тые – ви­де­ли в до­че­ри на­след­ни­цу и про­дол­жа­тель­ни­цу ро­да. В че­тыр­на­дцать лет Ме­ла­ния про­тив сво­ей во­ли бы­ла вы­да­на за­муж за знат­но­го юно­шу Апи­ни­а­на. С са­мо­го на­ча­ла сов­мест­ной жиз­ни свя­тая умо­ля­ла су­пру­га жить с ней в непо­роч­но­сти или от­пу­стить неза­пят­нан­ной и те­лом и ду­шой. Апи­ни­ан от­ве­чал: "Ко­гда по ве­ле­нию Гос­по­да мы при­об­ре­тем дво­их де­тей в на­след­ни­ки сво­е­му иму­ще­ству, то­гда вме­сте от­ре­чем­ся от ми­ра". Вско­ре свя­тая Ме­ла­ния ро­ди­ла де­воч­ку, ко­то­рую мо­ло­дые ро­ди­те­ли по­свя­ти­ли Бо­гу. Про­дол­жая жить в су­пру­же­стве, Ме­ла­ния тай­но но­си­ла вла­ся­ни­цу и про­во­ди­ла но­чи в мо­лит­вах. Вто­рые ро­ды Ме­ла­нии бы­ли преж­девре­мен­ны­ми и му­чи­тель­ны­ми. Ро­дил­ся маль­чик, его кре­сти­ли, и он сра­зу ото­шел ко Гос­по­ду. Ви­дя стра­да­ния сво­ей су­пру­ги, бла­жен­ный Апи­ни­ан про­сил Бо­га со­хра­нить жизнь свя­той Ме­ла­нии и дал обет про­ве­сти оста­ток сов­мест­ной жиз­ни в непо­роч­но­сти. Вы­здо­ро­вев, свя­тая сня­ла на­все­гда свои шел­ко­вые одеж­ды. Вско­ре умер­ла их дочь. Меж­ду тем ро­ди­те­ли свя­тых про­ти­ви­лись их же­ла­нию по­свя­тить се­бя Бо­гу. Толь­ко ко­гда от­ца Ме­ла­нии по­стиг­ла смер­тель­ная бо­лезнь, он про­сил у них про­ще­ния и на­пут­ство­вал сле­до­вать из­бран­но­му ими пу­ти, про­ся о нем мо­лить­ся. Свя­тые тут же оста­ви­ли го­род Рим, и для них на­ча­лась но­вая жизнь, це­ли­ком по­свя­щен­ная слу­же­нию Бо­гу. Апи­ни­а­ну бы­ло в то вре­мя 24 го­да, а Ме­ла­нии – 20. Они ста­ли по­се­щать боль­ных, при­ни­мать стран­ни­ков, щед­ро по­мо­гать бед­ным. Об­хо­ди­ли тюрь­мы, ме­ста ссы­лок и руд­ни­ки и осво­бож­да­ли несчаст­ных, ко­то­рые со­дер­жа­лись там за дол­ги. Про­дав име­ния в Ита­лии и Ис­па­нии, они щед­рой ру­кой по­мо­га­ли стар­цам и мо­на­сты­рям, по­ку­пая для по­след­них зем­ли в Ме­со­по­та­мии, Си­рии, Егип­те, Фини­кии и Па­ле­стине. На их сред­ства бы­ло по­стро­е­но мно­го хра­мов и боль­ниц. Церк­ви За­па­да и Во­сто­ка по­лу­ча­ли от них бла­го­де­я­ния. Ко­гда они, по­ки­нув ро­ди­ну, от­плы­ли в Аф­ри­ку, во вре­мя пла­ва­ния на­ча­лась силь­ная бу­ря. Мо­ря­ки го­во­ри­ли, что это гнев Бо­жий, но бла­жен­ная Ме­ла­ния ска­за­ла, чтобы они пре­да­ли ко­рабль во­ле Несу­ще­го его. Вол­ны при­би­ли ко­рабль к ост­ро­ву, на ко­то­ром сто­ял го­род, оса­жден­ный вар­ва­ра­ми. Оса­ждав­шие тре­бо­ва­ли от жи­те­лей вы­куп, гро­зя го­ро­ду уни­что­же­ни­ем. Свя­тые внес­ли нуж­ные день­ги и тем спас­ли от ги­бе­ли го­род и его жи­те­лей. При­быв в Аф­ри­ку, они и там ока­зы­ва­ли по­мощь всем нуж­да­ю­щим­ся. По бла­го­сло­ве­нию мест­ных епи­ско­пов жерт­во­ва­ли на церк­ви и мо­на­сты­ри. В то же вре­мя свя­тая Ме­ла­ния про­дол­жа­ла сми­рять плоть свою стро­гим по­стом, а ду­шу утвер­жда­ла непре­стан­ным чте­ни­ем Сло­ва Бо­жия, пе­ре­пи­сы­вая свя­щен­ные кни­ги и раз­да­вая неиму­щим. Она са­ма сши­ла вла­ся­ни­цу и, не сни­мая, но­си­ла ее.

В Аф­ри­ке свя­тые про­бы­ли 7 лет, а за­тем, осво­бо­див­шись, по за­по­ве­ди Хри­сто­вой, от всех сво­их бо­гатств, на­пра­ви­лись в Иеру­са­лим. По пу­ти, в Алек­сан­дрии, они бы­ли при­ня­ты свя­тым епи­ско­пом Ки­рил­лом и встре­ти­лись в хра­ме со свя­тым стар­цем Несто­ри­ем, имев­шим дар про­ро­че­ства и ис­це­ле­ния. Ста­рец об­ра­тил­ся к ним, уте­шая и при­зы­вая к му­же­ству, тер­пе­нию в ожи­да­нии Сла­вы Небес­ной. В Иеру­са­ли­ме свя­тые роз­да­ли бед­ным остав­ше­е­ся у них зо­ло­то и про­во­ди­ли дни свои в ни­ще­те и мо­лит­ве. По­сле недол­го­го пу­те­ше­ствия в Еги­пет, где свя­тые по­се­ти­ли мно­гих от­цов-пу­стын­ни­ков, свя­тая Ме­ла­ния за­тво­ри­лась в оди­но­кой кел­лии на го­ре Еле­он­ской, лишь из­ред­ка ви­дясь со свя­тым Апи­ни­а­ном. По­сте­пен­но воз­ле кел­лии воз­ник мо­на­стырь, где со­бра­лось до де­вя­но­ста дев. Свя­тая Ме­ла­ния по сми­ре­нию не со­гла­си­лась быть его игу­ме­ни­ей и по-преж­не­му жи­ла и мо­ли­лась в оди­но­че­стве. В по­уче­ни­ях свя­тая Ме­ла­ния при­зы­ва­ла се­стер бодр­ство­вать и мо­лить­ся, обе­ре­гать свои по­мыс­лы и воз­гре­вать преж­де все­го лю­бовь к Бо­гу и друг ко дру­гу, со­блю­дая свя­тую пра­во­слав­ную ве­ру и чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную. Осо­бо уве­ще­ва­ла их быть по­слуш­ны­ми во­ле Бо­жи­ей. На­по­ми­ная сло­ва апо­сто­ла, со­ве­то­ва­ла со­блю­дать пост "не с огор­че­ни­ем и не с при­нуж­де­ни­ем: ибо доб­ро­хот­но да­ю­щих лю­бит Бог". В оби­те­ли ее ста­ра­ни­я­ми бы­ла по­стро­е­на мо­лель­ня и ал­тарь, где по­греб­ли мо­щи свя­тых: про­ро­ка Бо­жия За­ха­рии, свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на и Со­ро­ка свя­тых, при­няв­ших му­ку в Се­ва­стии. К это­му вре­ме­ни свя­той Апи­ни­ан ото­шел ко Гос­по­ду. Свя­тая Ме­ла­ния по­греб­ла мо­щи бла­жен­но­го и про­ве­ла око­ло че­ты­рех лет воз­ле это­го ме­ста в по­сте и непре­стан­ной мо­лит­ве.

Свя­тая по­же­ла­ла по­стро­ить муж­ской мо­на­стырь на го­ре Воз­не­се­ния Хри­сто­ва. Гос­подь бла­го­сло­вил ее за­мы­сел, по­слав хри­сто­люб­ца, дав­ше­го сред­ства на мо­на­стырь. При­няв их с ра­до­стью, свя­тая Ме­ла­ния в один год свер­ши­ла это ве­ли­кое де­ло. В воз­двиг­ну­том ею мо­на­сты­ре свя­тые му­жи ста­ли неустан­но воз­но­сить мо­лит­вы свои Бо­гу в церк­ви Воз­не­се­ния Хри­сто­ва. Окон­чив свои тру­ды, бла­жен­ная по­ки­ну­ла Иеру­са­лим, от­быв в Кон­стан­ти­но­поль к сво­е­му дя­де-языч­ни­ку в на­деж­де спа­сти его ду­шу. По до­ро­ге она мо­ли­лась у мо­щей свя­то­го Лав­рен­тия на ме­сте его му­че­ни­че­ства и по­лу­чи­ла доб­рое пред­зна­ме­но­ва­ние. При­быв в Кон­стан­ти­но­поль, свя­тая на­шла там сво­е­го дя­дю в бо­лез­ни и бе­се­до­ва­ла с ним. Под вли­я­ни­ем ее бе­сед боль­ной оста­вил язы­че­ство и умер хри­сти­а­ни­ном. В то вре­мя мно­гих жи­те­лей сто­ли­цы сму­ща­ло ере­ти­че­ское уче­ние Несто­рия. Свя­тая Ме­ла­ния при­ни­ма­ла всех, об­ра­щав­ших­ся к ней за вра­зум­ле­ни­ем. Мно­го чу­дес со­вер­ши­лось по мо­лит­вам бла­жен­ной. Вер­нув­шись в свой мо­на­стырь, угод­ни­ца Бо­жия по­чув­ство­ва­ла при­бли­же­ние кон­чи­ны и объ­яви­ла об этом пре­сви­те­ру и сест­рам. В глу­бо­кой скор­би и сле­зах вы­слу­ша­ли они ее по­след­ние на­став­ле­ния. Ис­про­сив их мо­литв и за­по­ве­дав блю­сти се­бя в чи­сто­те, с ра­до­стью и ли­ко­ва­ни­ем при­об­щив­шись Свя­тых Тайн, крот­ко и спо­кой­но свя­тая Ме­ла­ния пре­да­ла ду­шу свою Гос­по­ду. Это бы­ло в 439 го­ду.




Мир не без добрых людей! 12.01.2022 15:41

IMG-db0aab24eea979bd44ceea32220c2d94-V

В очередной раз благодарим компанию «Собиратор» за оказанную помощь  центру социальной адаптации граждан благотворительной организации «Твой Дом» для людей попавших в трудную жизненную ситуацию в городе Москва. Все-таки мир не без добрых людей! Выражаем огромную благодарность компании «Собиратор»!




Наш Телефон:
Яндекс.Метрика